Воробьёвы

(-:

Священные картины Таро

Предисловие

Помимо явно читаемого синтеза кабалы и книги Тота, следует, вносить ясность и понимание в пути тайной науки, который ей приходилось совершать и который она совершает, и по сей день. К двадцать восьмому веку до Р.Х. тайное знание, пройдя сквозь несчетное количество тысячелетий, изменяясь и утрачивая все более и более от наследия рас прошлого, находит себя в откровениях мистерий Исиды, после умерщвленного Осириса, унося центр из Мемфиса в Фивы. Строгая структура посвящения, а так же многочисленные противоречия в кругу посвященных в таинства, не оставляет сохранение науки в благополучии. Но следует отдать должное тем, кто оставил столь ценное наследие, сохранившееся до наших дней благодаря их мудрости, так как, зная, что наука и способна исчезнуть, благодаря слабости человеческой, то благодаря той же слабости, дурные привычки не исчезнут никогда. Тогда же, посвященные скрыли книгу Тота, передав ее всему народу в виде игральных карт.

Сын сестры Рамсеса второго, Хоросиф, в шестнадцатом веке до нашей эры посвящается в мистерии Исиды, в то же время во Фракии посвятился и Орфей. Хоросиф берет себе посвятительное имя, Моисей, взятый от воды, или крещенный миром второпричинностей, посвященный в тайны его. Но посвященного Моисея ожидает тяжелый поворот судьбы, потому как будучи посвященным он совершает убийство в запальчивости, и выбор будущего для него становится весьма мрачным. Ему приходит видение, дающее поворот событиям и он принимает решение удалиться в пустыню, в храм Амон-Ра, хранящий наследие черной расы. Жестокость испытаний для соискателей посвящения была широко известна, и такой выбор виделся равным самоубийству. Дочь Верховного Жреца Храма Иофора, Сепфора, прониклась к Моисею любовью, и в самом тяжелом испытании при котором надлежало испить вина на выбор из двух тождественных кубков, один из которых смертельно отравлен, Сепфора тайно указывает Моисею на не отравленный кубок, благодаря чему Моисей проходит испытания и получает посвящение. Моисей становится правой рукой Иофора и женится на Сепфоре. Когда же спустя годы, Моисей проникается глубокой мудростью и чувствует за собой силу и власть, после известного видения он возвращается в Египет, а выходит из него, ведя за собой целый народ, который он и посвящает в тайные знания, делая его хранителями последнего. При чем Моисей передает знания открыто, и абсолютно всем, но оно ясным образом не принимается, тогда же, Моисей передает мудрость устно, близкому кругу, народу же знание дается в виде аллегорий, в виде размытом и туманном. Алфавит отражает саму фундаментальность знания, а устная передача - кабала, является ключом к нему. Так кабала и мудрость книги Тота, не только являются синтетичными на первый взгляд, но имеют одну основу истечения, и отражают единую, фундаментальную и могущественную опору мудрости.

Аркан первый - Алеф - א

Ты спрашиваешь кто Я? Я Алеф. Я начало. Я то, что приступает к действию, потому что я закончен для начала... Взгляни на меня, я оделся в белые одежды, потому что они созвучны свету, свободному разуму, знанию и мудрости, я не получал их в дар, но заслужил своим усердием, устремлением и желанием, потому я закончен, и потому я начало, оттого я готов действовать, идти путем истины. Смотри, в моей правой руке жезл власти и силы, могущество, которое я направил к небу, потому как к нему устремлена моя сила, потому как эта сила принадлежит небу, и должна действовать от него. Левой рукой я укажу тебе куда направлена сила, пройдя через мое тело, окутанное светом и опоясанное змеей пожравшей свой хвост. Так, я устремляюсь к небу и возвращаюсь к земле. Моя воля велика, потому что я завершился и стал началом, потому что я совершал большие усилия чтобы стать им. Золотым обручем я сковал свою голову, золотом, но не тем по которому ступают ноги человеческие, а его отражением на небе. В нем вращаются творения, я наблюдаю их, знаю их, стою, чтобы создавать новые. Вот кубический камень, что стоит передо мной, на нем я совершаю. Размышляй его. У него двенадцать граней, и восемь точек скрепления, по четыре противопоставленных друг другу. У него шесть плоскостей, которые содержат форму, седьмая причина дает им право изнутри. На кубический камень я возложил чашу, в ней существуют страсти человеческие, но они не проходят подобно воде сквозь пальцы, я сковал их в форму посредством кубка, оттого что пребывал в воде и становился ею, отнял все слабости и стал началом, потому что водой управляю. Я возложил на кубический камень меч, и это моя борьба становления и характер действия, я пребыл в огне и не дал ему сжечь меня, я стал им и горел мудро, через него я стал началом, потому что управляю им. Я возложил на кубический камень сикл, все ценности земные, и начертал знак креста, величие Его не постижимо временем, так все ценности я придал в служение бесконечности, они результат усердия и молчания, истинного золота, тогда как сами истечение временное, так я облекался землей, в молчании не удовольствовался ни одним свершением, потому как знал где истинное золото и знал что его совершение бесконечно, так через землю я стал началом, потому что ею управляю... Оттого осознай, что сам я воздух, дуновение Духа, я воздух и я Алеф, единица и начало, кубок, меч и сикл мои орудия, на кубическом камне их действия, оттого я начало, что готов провезти высшее в низшее. В теле я упорная воля, в душе яркая смелость, в мудрости - бесконечная творческая сила, владеющая для завершенности водой, огнем и землей. И если ты ищешь меня, то твердая воля, смелость и пребывание в бесконечной деятельности приведут тебя ко мне...

Аркан второй - Бет - ב

Смотри на меня человек! Я Мудрость, Я Познание, Я пребываю у входя в храм Исиды и Я открываю его. Я бет и я сочетаю единицы, одну к другой и другую к одной, бесконечно, вечно. Взгляни на колоны, что стоят справа и слева от меня, размышляй их, потому как я меж них. Я сила, что скрывает печати книги всемирной природы и Я сила способная открыть их. Я указываю молчать, потому как иначе станешь одной из колон, а они разумы пространств, так в красной колоне, что справа от меня, разум светлый и чистый, и знак солнца на нем, в колоне черной разум нечистый и плененный, и знак луны на нем, один вылит золотом, другой серебром, один молчанием, другой болтовней, но в них нет меня, Я меж них… Я сочетаю, слагаю, привношу, изымаю, вот почему Я Мудрость и Познание, вот почему Я меж них. Человек живой и мертвый, Я меж ними. День и ночь, я меж ними. Солнце и Луна, я меж ними, и чтобы видеть и слышать меня, стань между колон и молчи, чтобы слышать, и закрой глаза, чтобы видеть, иначе будешь слушать и смотреть, и будешь либо живым, либо мертвым, либо природой, либо ее противником, и так никогда не достигнешь меня… Между черным и белым, Я не серое, не переход, Я иной Свет, потому что знаю белое и от того знаю черное, оттого, что знаю черное, знаю белое, и не размышляй меня по глупости серым, потому как обладая Мудростью, существом моим, Я не становлюсь сочетанием колон, Я сочетаю их, Я разъединяю их… Если желаешь существовать в Мудрости, замолчи, потому как все действительно ценное скрыто, как лицо мое скрыто вуалью, как книга миров скрыта моими одеждами, как пространство между колон скрыто завесой, слагай единицы в молчании, не отвлекайся ни на одну из них, если желаешь их сложить, разъединяя единое, растворяй, чтобы видеть в единице двойку, об этом гласит солнечный крест на моей груди. Невозможно стать между колон не обладая знаниями о них, невозможно обладать знаниями о них, сливаясь с ними, невозможно стать Мудростью сливаясь с колонной, но верно стать разумом… Я покоюсь на троне кубического камня, и увенчана тиарой Мудрости, рогами Исиды и полной луной меж ними. Мое действие покой, моя природа женственна. Меня не отвлекают колонны, потому как они то, что держит пространство в центре. Если же ты ищешь меня, то молчи, будь ни живым, ни мертвым, ни горячим, ни холодным, пробуй и обретешь меня, станешь видеть и слышать, перестав слушать и смотреть…

Аркан третий - Гимел - ג

Я Рождение! Я произрождаю бесконечно! Я Гимел и Я сочетаю двух с одним и одного с двумя, постоянно, в бесконечности жизни. Кто же Я? Я Любовь… Я притягиваю три единицы к единству и рождаю единое. Я Солнце над миром и оттого я круг над крестом, так сияет Венера. Плоды неудач? Я была там, рождала их. Отчего они неудачны? А как ты сочетал их? Я рождаю, даю жизнь и новую форму, и бесконечно радуюсь тому, что рождаю. Я покоюсь на кубическом камне, под моими ногами луна, весь мир подлунный и все что с ним. Мое тело окружает Солнце, в левой руке я держу жезл власти с моим знаком на нем, в правой руке я держу орла, смотри, как высоко воспаряет он, нет границ для него, потому не существует границ для рождения. Я увенчана двенадцатью звездами, домами которые посещает Солнце, в бесконечном движении творения. Абсолютная Мудрость и Бесконечная Деятельность - и Я соединю двух с одним и одного с двумя и плод родится, не ужасайся и не испытывай ненависти, когда родится разрушительное, потому как это плод деятельности и глупости, тогда ищи мудрости и не станет тебе того, что сможешь ненавидеть… Не сковывай Любовь Луной на которой я стою, а смотри на орла, которого я держу в руке, как и на жезл мой. Обладай Мудростью и дуновением Ветра, и обретешь самую прекрасную Любовь, так обретешь меня… Я привлекаю нужное для рождения и отталкиваю противное для него, и если отталкиваю, то ищи Мудрости, чтобы Я соединила и произвела Рождение. Сочетай верно и правильно, так не станет ничего, что не будет способно родиться…

Аркан четвертый - Далет - ד

Я Далет, и Я властвую и управляю. Я сочетаю двух с двумя, утверждая и отрицая пары, каждые из них, Я обсуждаю всех, трех с одним и одного с тремя, и далее, решаю четверых. Я Единица, обращенная своей силой к трем подобным, но не равным. На моей голове шлем, знак борьбы в том пространстве и корона на нем, знак победы, победы не в битве, а в войне. Оттого мои руки и плечи, знак восходящей тройственности, а ноги мои, знак креста величественного. Я восседаю на исполнении, кубическом камне, и он отмечен орлом, возносящимся в беспредельные высоты, неся на груди знак Великого Иерофанта, потому как так Я действую для исполнения. Я сила завоевавшая власть, потому как Я сила обращенная к мудрости, порождающей действие. Я Истина, приложенная к всемирному тяготению и рождению, оттого власть моя не право, а долг мой и обязанность моя. Так, Я держу в своей правой руке скипетр Исиды, Я исполненный воздух, исполненная вода, Я исполненный огонь и исполненная земля, Я не лишь один в отрицании, а четыре в Истине, и потому Я один. Моя природа мужественна, но состояние мое покой, потому как долг мой исполнен, и обязанность моя выполнена и совершенно необходимое. Я равный крест и Я в центре его, закон четырех, потому Я смелость и знание, желание и молчание, и это завершено. Состояние мое покой, и оттого природа моя мужественна, что Я готов продолжению и следующему действию бесконечности. Осознай, что для того, чтобы произошло свершение, необходимо сметь и никогда не поддаваться трусости, необходимо иметь столь смелый ум, чтобы не стало границ для орла, и не должен он смущаться, взлетев в небывалые высоты, или же спустившись в глубочайшую бездну. Следует обладать мудростью и знанием, и никогда не становиться глупостью и невежеством, сколь бы не было трудно, приложи внимательное усилие. Следует быть желанием и никогда не становиться отчаянием, гореть огнем следует мудро, потому, как страсть перестает быть желанием, и превращается в неуправляемое пламя, пожирающее в первую очередь того, кто его разжег. Следует быть усердием и молчанием, и тогда, огонь будет гореть, не обжигая, и никогда не становиться леностью и нетерпением, во всех четырех именах правления, следует установить власть спокойствия и верных свойств, тогда обретается равновесие мира и осуществление вещи. Если же этого не происходит, ищи рядом с собой человека, который олицетворяет мою природу, и он направит тебя.

Аркан пятый - Хей - ה

Я Хей, Я Овен, как свет начала года, Я дыхание, как свет начала жизни человеческой. Я Иерофант, наставник священных тайн, Я князь Великого Искусства. Я увенчан тиарой Исиды, как и моя сестра, Мудрость, и восседаю меж двух колон у порога Храма, скрытого завесой от всякого неспособного. В левой руке моей, жезл, как опора и действие мое, он возвышается над моей головой и знак его, крест с тремя перекладинами, и он есть красота и могущество действия Его, Он, Истинный, Живой, и Царствующий, проникающий могуществом своим повсюду, и нет границ Его Величия. Так, опираясь на могущество Его и красоту Его, правой рукой Я очерчиваю в груди своей знак молчания, размышляй, как все должно утихнуть прежде действия. Внимай голосу Неба. Вот две колоны, и Я меж ними, вот двое, что пришли ко мне, один из них оделся красным, другой же - черным, знай, что они Гении Света и Мрака, представшие передо мной в повиновении. Размышляй, как следует быть. Действие и результат его создание, оно укажет тебе состояние мира и ответ его, тогда же, замолчи прежде всякого действия, чтобы слышать пришедших к тебе Гениев Мрака и Света, обрети Мудрость благодаря знаку молчания в твоей груди, раскрой завесу меж двух колон и получи ответ Неба, и соверши действия. Помни, что дуновение Духа, приложенное к спокойствию и верному свойству четырех, становится дыханием и началом новой жизни, прилагай силу согласно голосу совести и истиной мудрости, проявляйся согласно полученным свойствам и знаниям, но всегда в молчании, изучая пространство, меж двух колон. Я Алеф и Бет, Гимел и Далет, и оттого я десять и один, и как один я проявляюсь к четырем, и оттого пять есть число мое и знак пентаграммы - мой знак, когда одним лучом он, верно направлен к Небу. Будь внимателен природой моей, прежде всякого действия, и тогда обретешь ты ключи от врат добра и зла.

Аркан шестой - Вав - ו

Я Вав, Гексаграмма Соломона, природа ее, движение ее, существо ее. Я выбор, назначенный всякому, испытания, которые даны всем, взвешены и явлены, чтобы измерить золото, и узнать его качество. Взгляни на себя прошлого, и ты найдешь себя глупцом, потому как сегодня, ты более мудр, а если не найдешь, то ты не жив, а лишь делаешь вид что живешь. Оттого, двигайся в своем пути с огромной внимательностью, потому как завтра, желай обнаружить себя мудрым сегодня, и так ты обретешь самый ценный напиток жизни, вкус которого прекрасней любого иного, что тебе доводилось пробовать. Я стою посреди, прежде чем идти, и смотрю в землю, сложив на груди руки, соблазняемый двумя девами, двумя характерами, двумя путями, двумя лонами плод принимающими. Справа от меня женщина, увенчанная золотым обручем, небесная красота ее манит меня, к тропе узкой настолько, что едва ли рука моя пройдет в границах ее. Слева от меня, женщина пленительная, на голове ее корона пурпурного цвета, а тропа ее соблазнительна и широка. Я свободен действовать, как пожелаю, но действовать обязан. Будь же внимателен, решение твое свободно, ничто не претит тебе. Свыше нас парит Ангел, стоя на колесе великого Рота, и исполняется следствие от всякой причины, но Он укажет, куда направлена стрела Его разящая, чтобы знал ты, куда направится стрела защищающая. В сверкающем ореоле Гений справедливости воздаяния ожидает выбор, чтобы указать прошлую глупость, неверность пути, потому как всякое сердце, запутавшееся в одеждах лжи, желает придти к Истине. Выбор происходит постоянно, уравновешивая силы отца, матери и сына, порядок гексаграммы, движение единицы к пяти, или же пяти к единице. И всякое существо двуполое, обратится к миру. И всякий мир обратится к существу двуполому, чтобы явить отличные движения, согласно мудрости самой Жизни. Обрати свой взгляд к Небу, потому как там ярким светом сияет ореол вращения колес, который невозможно не заметить, если остановится, взглянуть на землю и скрестить руки. Гений справедливости, окутанный этим сиянием, укажет тебе, куда направлена стрела, и где путь верный, ведущий к истиной цели, всякого существования.

Аркан седьмой - Зайн - ז

Я Зайн, Триумф и торжество победы, победы Истины, триумф верного. Так сияют на мне латы, и Я шествую на колеснице, в триумфе и славе, и теперь же в руках моих не только меч борьбы моей, но и скипетр власти, где трое властвуют над четырьмя, где восходит семья над основанием в бесконечности окружности их охватывающей. И коронован я золотом, и знаками пентаграммы, и корона моя знак могущества разума и мудрости, распространившего свою власть на все области существования, как пентаграмма, вошедшая в пространство меж колон бесконечного мира. Моя четырехугольная колесница, символ завершенного, четыре колоны есть стихии, а звездный балдахин, укрывающий меня - септернер Неба. Так трое властвуют над четырьмя, так обретается септернер. Так единица властвует над шестью, а не шесть над одним, и потому триумф, и потому победа. Так двое сфинксов несут вперед мою колесницу, один из них победно шествует со мной, возвещая славу триумфа Истины, другой же моей властью был освобожден от страданий и теперь так же несет вперед Славу Света. Обрати взор свой к Небу, к семи Светилам, что сияют на нем ярким Светом, и всякий раз в испытаниях твоих, обрати взгляд свой к истинным свойствам и презри все ложные. Избери узкую тропу взамен широкой, по которой в большом количестве ступают обманутые. И никогда не упускай из вида момент выбора, потому как лишь однажды сделанный шаг по тропе слабости, увлекает подобно болоту, засасывая светлый и свободный разум. И не устрашись, когда столь многое будет мешать тебе идти тропой истины, потому как узка она лишь потому, что пропустит лишь тебя истинного, и ничего того, что лишнее для тебя верного. Прими верный выбор, крепкой волей и яркой смелостью, ступай, во всем взывая к небу, и ты не собьешься с верного пути, и будешь ведом Гением твоим, и он приведет тебя к воротам Храма. Так познаешь септернер, победу и триумф, так тернер воссияет над четырехугольником, и существо над материей. Так пленишь жертву, которая пленит слабых, так свет будет твоим проводником и верным союзником во всех твоих дальнейших испытаниях. Так Алеф и Бет, обращаются к Далет, как Дуновение Духа и Небесная Мудрость, направляющие взгляд свой к миру, обретая власть и мудрость семерки Неба.

Аркан восьмой - Хет - ח

Я Хет, Я правосудие, Я же равновесие, одного к другому благодаря третьему, и так есть существо, как есть тому необходимость. Взгляни на меня. В моей правой руке весы, и знай, что они указывают равновесие, и порядок всего что есть, что может быть. Будь внимателен, потому как ты пожелаешь склонить левую чашу весов, и Я тут же восстановлю равновесие, склонив правую, пожелаешь склонить правую, и Я склоню левую. Желая усилить что-либо, помни, что, оберегая мир и жизнь, Я усилю того отражение и иное движение, оттого не советуйся с глупостью, желая обойти закон, положенный с самого начала мира. Будь готов к оберегающему равновесию и знай, что, создавая что-либо сильнее, ты изменишь форму, но никогда не сделаешь того - единственным. Нельзя уничтожить Свободу, Жизнь и Существование, а потому нельзя остановить испытания. Создавая что-либо, будь благоразумен. Предрекая рождение противного, действуй свыше, не тревожа чаши весов, и стремись к порядку. Тогда мой меч не поразит тебя. Глаза мои повязаны лентой, размышляй об этом, потому как Я слепа к тому, кто ты, к тому, чем ты являешься, будь ты король или нищий, будь ты восхваляемым людьми или принижаем ими, будь ты преисполнен добра или зла, Я слепа к этому. И если ты обратишь порядок в беспорядок, исправлю это, а меч мой обрушится на нарушителя спокойствия. Применяя единицу к семи, устремляясь к порядку, обретешь равновесие, применяя семь к одному, остерегайся противиться закону в опьянении славой, потому как его не способен нарушить. Меня венчает корона наконечников копий, трон мой скрыт от глаз под складками моей одежды. Размышляй, слагая двух к шести, трех к пяти, и одного к семи, и будь внимателен и осторожен, принимая шесть к двум, пять к трем, септернер к единице. Растворяй равновесие, потому как даже в незначительном усилии молчания заметишь четыре двойки, утвержденных как четыре к четырем, как четверки, стремящиеся в разные стороны.

Аркан девятый - Тет - ט

Я Тет, Лев Неба, Девять в исчислении. Я благоразумие и осмотрительность, осторожность и внимание, опытность и власть ее над тремя тройками. Я слагаю трех к шести, размышляй об этом. Я содержу верное существо, потому как три тернера восходят. Я стар, ты видишь это, Я давно оставил влечения молодости и поле зрелости, как в теле и душе, так и в сознании Духа. Лампу божественного Гермеса, Я скрываю под складками своего плаща, темного и неприметного для окружающих, ее же три огня, освещают мне дорогу, потому как Я иду неустанно, потому, как не способен стоять. Столь ярко светят три огня, озаряя мой путь сиянием разума трех миров. Три огня пылают золотом, и Я осторожно скрываю их от посторонних, так золото не становится серебром, и пламя их не затихает. Смотри, Я опираюсь на посох с тремя сучьями, потому как являюсь осмотрительным и осторожным в трех мирах, лицо мое скрыто, потому как ни к чему открывать его. Чтобы сложить тройки, требуется время, и время то прошло, и потому Я стар, и только будучи старым, Я сумел сложить тройки. И теперь Я иду свободно и ясно, потому как сложил их, и оттого теперь слагаю трех к шести, двух к трем и четырем, и оттого Я волен обратиться к восьми, и оттого столь много применений. Как же сложить их? Раздели себя на три, и сочетай, пока порядок не сверкнет в твоей мудрости и не станет властью в твоем разуме. Раздели каждую из них на три, и сочетай их всех, как только сумеешь, пока порядок не сверкнет в твоей мудрости и не станет властью в твоем разуме, а после замри на миг и стань девятью, и далее действуй от того. Но, не сложив хоть одно из девяти, не сочетав хотя бы одно с одним, не станешь девятью, а потому не отвлекайся и старей, потому что так происходят сочетания, и так обретается порядок. Уразумей лишь то, что так или иначе, трех к шести, или же шестью к трем, то будет сделано, но разное по качеству и существу характера, и мудро избери тернер к проявлению шести, ступай от него ко всему.

Аркан десятый - Йуд - י

Я Йуд, Дева в Небе, Десять в исчислении и потому само Древо Жизни - Это Я. Оттого Я порождаю миры, Я - Миры, Я существование существ и того, чему дана жизнь видимая и невидимая, оттого Я верный порядок существования и закон, который был, есть и будет. Я то Величие, когда единица обращается к девяти, когда девять обращается к одному, когда пятерки попарно располагаются друг против друга, тогда действием их разным, смерч порождается, вихрь огромной силы и Колесо вращается. Кто же Я? Взгляни, как Сфинкс возвышается над колесом вращения, он недвижим и выше его несокрушимый пьедестал, там, ниже, колесо и тройки там вращаются, слагай, чтобы получить единое. Колесо вращается, и движется оно так, что поднимает тех, что справа и низвергает тех, что слева, вознося одних и сбрасывая других. Размышляй, с какой стороны желаешь оказаться ты, потому как если справа, то найдешь себя со звериным лицом, потому что движение, что окружит тебя, обнаружит скверный облик, но если желаешь оказаться слева, то обнаружишь себя с лицом человеческим и милым, потому как окружит тебя то, что не приемлет этого, и оттого оно обнаружится, так размышляй, верно ли понимается возвышение и то, что оно обнаруживает в лике твоем? Заметь, что тот, кто справа возносится, подняв перед собой трехглавого кадуцея, проникает в существо Германубиса, Гения добра и света, но тот, кто слева колеса, целиком и полностью подвластен существу Тифона. И сфинкс, над колесом возвышающийся, крепко сжимает в своих львиных лапах меч правосудия и закона, низвергая и возвышая существ, и если ты желаешь, то назови это судьбой или роком, но разве мудро возвышаясь, желать сохранить лицо человеческое и видеть прелесть? Разве мудро находясь среди глупцов и наблюдая свою мудрость, блеск ее, считать, что в этой массе неприметного сохраняя блеск собственный, ты станешь более мудрым? Размышляй, как быть тебе, смело столкнуться лицом к лицу со своим несовершенством или же желать быть там, где этого делать не придется, но слева колеса, превращаясь в ничтожество. Размышляй, как быть тебе, так называемым счастливым, или же поднять трехглавого кадуцея и возрадоваться возвышению? Оттого, что мир движение троек, оттого, что колесо сияния гексаграммы, слагай четырех к нему, так ты достигнешь колеса фортуны, и если слагал верно, то станешь с верной стороны его.

Аркан одинадцатый - Каф - כ

Я Каф, Небо Марса, двадцать в исчислении, и потому Я древо к древу, потому Я десять к десяти, оттого я единица к десяти, и также Величие Мира к Существу. Моя природа женственна и молода, и оттого чиста и невинна, мое действие Сила Возвышенная, потому как стою я непринужденно, сжимая рукою пасть золотого льва. Над головой моей знак бесконечности и сила моя распространяется.

Я существо трех, обращенная к восьми, и также Я восемь, открывающая сокровенную тайну и характер возможности трем. Я равновесие четырех, блеск Его, обращенный к септернеру триумфа сил Неба, Я также победа, в опоре своей на кресте четырех сторон, обретающая силу высокого порядка. Я могущество пентаграммы, обращенное к шестерке мира, равно как и сам мир двух троиц, раскрывающий характер свой, когда пятеркой я внимательна в покое - все это вместе, также Я. И Двуполость желающая девяти - это Я, равно как и девять освящающая характер двух. Там где препятствия, там Я сила, если ты вооружен верой, а ей не можешь быть вооружен, если не стал ты девятью. Увидев Рота, ты узнаешь веру, тогда ты один к нему станешь, один как десять, тогда узнаешь число двадцати. Смотри внимательно, разве видишь ты на мне латы, разве сжимает моя рука железный клинок, металл природы моей? Невинность и высшая сила, вот что усмотри вместо этого. Какой из призраков, какой из предрассудков остановит неискушенного в сладострастии с ними, какая из крепостей материи остановит бесконечное течение, Силу образующую саму материю? Какой из пороков соблазнит невинность, которая наблюдает порок и сознает себя, какая ложь остановит истину, если нет для Истины ни преграды, ни опоры в границах, поскольку Истина единственная существующая граница, очерчивающая пространство бесконечности. Оттого все отступает, и оттого проявляется сила во всех отражениях мира.

Так проникает сила в границы иллюзии, и так, привыкшая останавливать принимающих ее разум, она отступает как всякая иллюзия перед Истиной, и Сила творит, бросая семя свое в благодатную почву.

Аркан двенадцатый - Ламед - ל

Я Ламед, Молния, Весы Неба, исчисление трех десятков. Смотри на меня, вот два древа и перекладина на них и то знак Таф, назначенный моему действию, и действие мое есть жертва. Так два ствола и по шесть срезанных ветвей на них, числом пойми, что есть они обители семерки Неба, двенадцать их, домов светил, определяющих второпричинность, и срезаны они как знак конца цветения и пережитой смерти. Так я покоился тремя над четырьмя, как треугольник восходящий над герметическим крестом, тогда отпраздновав победу, триумф и славу Света, Я применил к тому септернеру веление власти одного над четырьмя, и торжеством Свободы, где три восходят над двумя, Я молнию породил, что установила порядок тридцати, счисление двенадцати. Так проявляется девятка к трем. Я тернер четырех, кватернер троек, смотри на ноги и руки мои, ведь Я шестерка разнополых. Стремление к жертве верно лишь у законченных единиц, подумай, если действие рождает одна из шестерок, недовольная своим отражением. Размышляй, если станешь прилагать усилие к характеру одной из шестерок, прибегнешь к разрешению одного из стволов, потому как Я срезал ветви на обоих, и нет плодов их, соединил двоих единой связью и привношу Я то, что в центре, Я меж них, меж них и жертва. Я опрокинут вверх ногами, хотя по существу Я восходящий тернер над крестом, и то, что самое высокое во мне, направлено тогда на растворение земли, и так Я добровольно жертвую на то, что растворяет кость. Я был одним и был двумя, Я был и мужчиной и женщиной, слагал их, становясь четой и становясь двуполым, так был Я тернером восходящего света, и так слагая к нему, восстановил порядок четырех, слагал одно с другим и обратно, пока не праздновал победу, слагая к ней двуполость мира, пока не обнаружил девяти, и как должно быть, слагал ее с тремя, тогда сверкнула молния, и долг мой был исполнен. Тот долг в глубине каждого, он вне границ правды и лжи, вне границ времени и пространства, он то, к чему идет всякий, даже если сам того не ведает, и размышляет что идет обратно, и если он проявляется, то мало кто его заметит, хотя он и сверкнет молнией. Не видят потому, как их глаза раскрыты, не слышат потому, как слух их воспринимает, не понимают потому, как разум их размышляет, их ветви цветут, во взгляде, в слухе, и во внимании, они слишком заняты, чтобы знать…

Аркан тринадцатый - Мем - מ

Я Мем, исчисление четырех десятков. Смотри на меня, разве Я ужасна? Разве одета Я в лохмотья, пошитые во времена начала мира, чтобы пугать тебя? Разве моя бледная и холодная кожа призвана устрашать тебя, неужели кости выступающие на моем лице ужасают твой взгляд, как вид срубаемых мною голов, на этом поле взращивания жизни, откуда вопрошают конечности желанием двигаться, скажи мне, разве Я ужасна? Возможно, прекрасные золотые кольца, украшающие мои руки, заставляют думать, что мой облик ужасен, но ведь они все принадлежат мне, как и эти золотые короны, равно как и эти ржавые цепи, жезлы власти и скрещенные кости, все драгоценные камни мира и пепел, это все принадлежит мне. Я прохожу сквозь все преграды временного царства и через все его расстояния, Я посещаю плод перед его рождением и, уходя, он рождается, Я прихожу к ребенку и ухожу, а он становится мужчиной, Я прихожу к мужу, и ухожу, оставляя его старцем, но вот Я прихожу к старикам и они кричат, силясь прогнать меня, и видят словно в первый раз, для них я ужасна, я устрашаю, не смотришь ли ты на меня их слабыми глазами? Не видишь ли ужасное, порабощенный их предрассудками? Когда-то ты был юн и глуп, и Я пришла тебя оставить в прошлом, ты стал другим, и того, кем был, нет более, он мертв, теперь он пепел. Помни обо мне всегда, потому как я стираю не только существ, но и обители их, равно как и следы их, и будь они хоть из камня или золота, я приду за ними и сотру их, потому как все что ты осязаешь, мое, все что видишь, на что смотришь, мое, свое ты заберешь с собой, когда будучи старцем, станешь ожидать меня, достаточно ли богатств ты собрал, и сумел ли удержать его? Кто-то трепещет, кто-то желает меня, но я беспристрастна и видоизменяю вещи согласно действиям мудрого закона, положенного вне времени, потому ничто не исчезает, но все движется.

Аркан четырнадцатый - Нун - נ

Я Нун, Скорпион Неба, пять десятков, четырнадцать в исчислении. Будь внимателен, глядя на меня, потому как Я сочетаю, слагаю множество возможных выборов, согласно действиям порядка и гармонии мира. Так к шести Я слагаю восемь и к восьми сочетаю шесть, и нет в том отличного и нет в том разности. Я одет в белые одежды ослепительного света, как должно быть сиянию чистого разума, опоясан золотом, увенчан золотом и как Солнечный Гений, Жертвующее Солнце, пребываю в бесконечном сочетании бесконечного движения, слагая и перемешивая сок жизни, в двух сосудах, серебра и золота. Я победа, дарованная трудом разума и ясным знанием, и Я же победа, дарованная светлой и чистой верой, и вдохновением Гениев, так Я два септернера сложившиеся воедино. Я озаряющая тайным мудрость, ведущая к жертве, и Я же жертва, приведшая к мудрости, и в этом так же нет отличия и нет никакой разности. Я пентаграмматическая власть, держащая в руках своих ключи от врат добра и зла, и обратившая желание свое и взгляд свой к существу девяти и порядку его, как Я же существо девяти приложившее характер сияния пяти лучей к себе.

Я божественная сила природы, приложившая себя к силе одиннадцати, и Я же сила двадцати, направившая себя к совокуплению с силой природы, и в том, также нет разности и нет никакого отличия. Не ведаю конца, не ведаю возможности быть скованным, не останавливаюсь, и потому бесконечно перемешиваю, составляю и прилагаю, силы к силам, движения к движениям, плоть к плоти, потому бесконечная целесообразность жизни в существе моем, и потому не останавливаюсь, как ничто не способно стоять, и этим знанием расщепляю движение. Обнаруживаю и смешиваю, даю новые движения тому, что считалось мертвым и не способным двигаться, так Я Алеф после смерти, Я единица, рожденная из ее объятий и потому, нет для меня ничего, что не способно двигаться…

Аркан пятнадцатый - Самех - ס

Я Самех, Стрелец Неба, шесть десятков, пятнадцать в исчислении. Смотри на меня и власть мою, потому как она Велика. Вот обнаженные мужчина и женщина у моего трона, цепью стянуто его горло, цепью скованы ее бедра, и он не движется и она не рожает, потому как они рабы мои. Смотри на мой козлиный лик, на рога мои над ушами и бородой, и знай, что сковывает Адама и Еву у моего трона. Трон мой куб, и опирается на глобус, и глобус кость. Я Нахаш, и Я же змей искушающий, давно искушенных мною, Адама и Еву. Твои глаза жадно впиваются в глобус, и моя цепь сжимает твою шею, стягивает твои бедра, Я двуполый, тогда как ты, сладко совокупляешься со своей однополостью, мои цепи граница, пространство, время. Подхватываешь кости радости, с наслаждением обгладывая их, и мои цепи на тебе, рыдаешь, мои цепи на тебе, играешь со мной, мои цепи еще крепче стянут тебя. Ну же, давай, какую кость тебе подкинуть, чтобы стать для тебя Фатумом? Без чего ты не способен жить, скажи мне, пусть цепи стянут твою шею и твои бедра крепче. Желай костей и пепла, будь верным рабом мне. Страдай от невозможности, ведь так важен глобус, что ты так слепо смотришь на то, что выше него. Служи мне, царству костей и пепла, существо бесконечное и вечное.

Да, Я знаю человека бывшего в моем плену, смотрящего на глобус в границах моих и воскликнувшего - Свободы! И мой ответ ему был - обопрись ногами своими на глобус, подобно тому, как опираются ноги мои, раз ты сумел узреть в моей руке факел с его тремя огнями, и растворить его. Садись рядом со мной на куб и примени, согласно тому, как указывает моя левая рука к серпу темной луны - сгущай. Смотри на мой живот рыбьей чешуи, на мои крылья и огонь что горит, и разумей воздух, огонь и воду, им, как и двойному кадуцею у моей груди разумей, как головы двух змей упираются в шар сферы красоты. Так, Я дам тело свое, чтобы ты взобрался по нему к факелу, что удерживает моя правая рука над моими рогами, и блеск его тройного пламени над ними. Взойди к Свободе!

Аркан шестнадцатый - Айн - ע

Я Айн, Козерог Неба, семь десятков, шестнадцать в исчислении. Я то, что следует от противодействия, Я сила, приложенная к силе, их связь уничтожения. В гордыне своей двое возвели башню, и взошли на нее, разумея достигнуть Неба, возводя временное и ничтожное для того, нищий и король, глупец и мудрец, властный и власти лишенный и оба были низвергнуты, строение их разрушено и не стало ничего от грез и мечтаний их, фатум, рок, то есть мера временного. Я борьба между двумя, и невозможность победы ни одного из них, Я гибель обоих. Ко мне явились двое, и каждый из них был пятью и тремя в сочетании, каждый их них был восьмью, и они говорили. Я, правда - "говорил один", - а он ложь и нечистоты, я прекрасен, а он мерзость, "но другой отвечал" - я верное, а он все ложное, я красив, а он мерзок, я убью тебя, и получу победу, стану единицей и пятнадцатью, и пятнадцать обрушится на тебя одного. Нет, - "восклицал другой", - это я стану единицей над пятнадцатью, и пятнадцать поглотит тебя одного, и молния сверкнула, разрушая одного в угоду другому, но сумел ли оставшийся праздновать победу…

Сумеешь ли ты верно слагать единицу к шести, десять к шести. Сумеешь ли ты, увидев, как единица обращается к пятнадцати против тебя, являться девятью, чтобы ведать истинный смысл, приложить семь к тому, но знаешь ли ты, чем это заканчивается.

Пытаясь разломать Великий тернер света, учитывай, что это невозможно, получая временное торжество, разумей, что погибаешь сам, потому как нет тебе четы, не становится тебя и молния сверкнет, чтобы стереть остатки и даровать тому жизнь, что имеет право быть…

Аркан семнадцатый - Фей - פ

Я Фей, Меркурий Неба, восемь десятков в исчислении. Я бесконечная и всесильная речь, порождающая жизнь и восстанавливающая обломки. Смотри на меня, Я обнажена и подобно мне обнажена твоя совесть, услышь ее и обретай меня, взгляни на звезду с восьмью лучами, что сияет надо мной, потому как она книга природы и семерка звезд над ней - есть семь печатей, что содержат ее тайну. Чтобы открыть ее, обладай семью ключами, и тогда узришь ты, как бабочка проносится над высохшей землей и оплодотворяет розу, как новая жизнь восходит после крушения и смерти. Так в каждом человеке есть жизнь надежды, она как серебро сосуда одного, пассивно ждет воскрешающей влаги, она как золото сосуда другого, из жажды собственной порождает жизнь, тогда отличные воды сливаются и оплодотворяют высохшую землю, из которой вскоре взойдут ростки новой, обновленной жизни. Так пятнадцать обращается к одному, и заключает его в несчастии и рабстве, так порождает его муки и страдание, но единица восстает, тянется к небу и так рождается семерка к древу, семерка к десяти. Так мудрость и познание обращается к пятнадцати, и двое слагаются с ним, порождая прелесть освобождения и процветания его. Так тернер обращается к сиянию двух семерок, возглавляя истечение, порождающее все новые и новые формы, так равновесие четырех, спокойно наблюдает преобразование тринадцати, так пентаграмматическая свобода, проявляется путем разрешения количества двенадцати для объявления блага. Так в выборе шести, власть одиннадцати устремляется в чистой вере к свету, давая надежду тем, кто следует одной тропой, так семерка выводит победителя к древу и он устремляется к бесконечному свету, оплодотворяя все разрушенное и неустроенное, и так равновесие мира взывает к благоразумию, чтобы дать новой жизни скорейшее рождение. Как не знать старому учителю взбудораженных, ясно видящему качающийся маятник, ведь он легко направляется ко мне, верно устанавливая порядок весов. Так сам мир использует властных триумфаторов, чтобы доставить надежду всему вопрошающему. Потому как надежда, есть бессмертный оживляющий принцип, и даже отчаянный в попытке уничтожить жизнь всякую, как и свою собственную, горит надеждой о рождении новой жизни. Надежда, верно и неуклонно, приведет тебя к непоколебимой вере…

Аркан восемнадцатый - Цадик - צ

Я Цадик, Водолей Неба, девять десятков в исчислении. Размышляй мой образ осторожно и внимательно, потому как все невидимое, неучтенное и непонятное, становится самым опасным капканом человека. Мысли сумерки, мысли как нет в них света, но есть отражение его, внимай, Мать Луна излучает свет, и хотя он не свет Солнца, но свет, которому должно быть в этих бесконечных степях. Но даже то стесняю, скрывая Мать покровом облаков. Размышляй тропу свою верно, извилистую, созданную из сверкающего золотого песка, окропленного множеством крови, и та кровь есть твоя кровь, и та кровь есть кровь брата, и сестры твоей, а потому плетутся по тропе дети человеческие проливая кровь свою в трудах своих, как кровь братьев и сестер своих ради того, что считают единственно живым. Куда же ведет тебя твоя тропа, горизонт пуст, а потому во взгляде лишь пустота. И так вношу существо тайное в существо человеческое и станут они так же стесненные сумерками, как волк, собака и рак, ползущий назад, и польется кровь, потому как волк открыто нападет и поест свою жертву, собака подойдет льстиво, и будет мила в виде своем и прольет кровь неожиданно, а рак лениво пройдет мимо, пятясь назад и наблюдая агонию человеческой плоти, и будут те животные невидимы, и видимы, когда обретут себе в рабы скелет, что не знает ничего более. Не будет никому свободы, когда приду Я. И лишь девяти десятков не трону Я, из-за их не стесненного слуха, и тишины молчания, потому как есть в них свет, взятый от Солнца, его они слагают к освещению Луны, и так проходят там, где Я надвигаюсь чтобы придавить. И тогда, слагая девять к девяти, предоставляю пройти тому, кто дальше от мрака и чье число совершенно, доставляя иной все опасности мира сумерек. Слагай одного к семнадцати, желая породить движение, и встретишь меня, а как поступишь далее - смотри, слушай и молчи…

Аркан девятнадцатый - Куф - ק

Я Куф, Рыбы Неба, сто в исчислении. Желая приблизиться ко мне, размышляй, как слагаются числа. Потому как Я Великое Делание, Я золото, возникшее во множестве, где взято оно было в ничтожных количествах, как познавший Йуд и явивший Тет, приступает к деланию. И того применений множество. Размышляй мой образ, как два невинных ребенка являя два пола, удерживают друг друга в единстве, как свет золотого Солнца изливается на них, как, ниспадая, превращается в солнечный дождь плодородия, как каменная изгородь ограждает их танец. Слагай свободу единицы к восемнадцати, пройдя мрак, получи знания необходимые и начинай работу. Так, растворяя и сгущая, возносясь и ниспадая, совершай. Размышляй меня, потому как Я топор, прорубивший дыру в мире сумерек, и изливший свет первоисточника на вопрошающего, и ныне он готов. Я поиск мудрости, приложенный к действию семнадцати, так найдено то, что растворяет мир, и то универсально. Так проникает оно во всякую вещь плотную и растворяет ее. Так, проникнувший в Гимел, и узревший Айн, стремится ко мне, как Далет приложенный к телу Бафомета, верно видит и власть обращает к истиной работе. Так Хей обращается к извечному смешению сока жизни, и так поступают они только ради свободы, так совершают, и так, приходят ко мне. Так стоя перед выбором, желают преображения и получают свет золота. Так триумфатор, шествующий во славе, избирает жертву, уничтожая триумф во взгляде, но получая золото в вечности. Так старец обращает свой мудрый взор к древу, наблюдая истину. Оттого есть мудрость и знание мира, оттого проникает взгляд и ввысь и в глубочайшую бездну, так становится награда для всякого, кто жаждет знания, так становится счастье в сердце всякого, жаждущего мира, так обретается свершение, Великое Делание. Так три мира сливаются воедино, и нет более разности, но становится одно целое и неделимое, в работе совершающего. И эта работа назначена всем, потому как лежит на том долг, и тот долг дает право, когда он понят, потому как понято, что есть существо всякое…

Аркан двадцатый - Рейш - ר

Я Рейш, Небо Сатурна, двести в исчислении. Я окончание того, что свершилось и переход его к новой жизни, но если мыслишь меня завершением материи, то заблуждаешься, потому, как Я определяю конец того, что образует ее, и всякий плод, взращенный под моим небом, дает власть не рождать его более, потому как принцип установлен и решение найдено, и оттого даруется новое, движимое с высот неведомых, чтобы быть совершенным. Размышляй образ и открой врата мудрости, потому как в небе парит Ангел, горн его, призывает к воскрешению и поднимаются из могил существа человеческие, но будь благоразумен и осознай, что поднимаются не трое, а один, который есть Отец и Мать, взрастившие Дитя, оно и есть свершение, и оттого встает то существо, что должно быть сделано большее. Размышляй, потому, как Я есть единица, обращенная к великой работе, оттого происходит перерождение, что, часть ее совершена, оттого делание, приложенное к состоявшемуся существу, приведет его к звуку горна. Оттого всякий пришедший к двум, и узревший, что есть суть восемнадцати, перейдет к возрождению, потому как иначе не может быть, и тот же, кто в мудрости станет двумя, пребывая в удушье девяти десятков, способен будет взойти к возрождению. Так тройка вступает в объятия плодородия семнадцати, и звуки горна знаменуют конец бесплодия, так восседающий в гармонии четырех и наблюдающий борьбу и принуждения шестнадцати, найдет врата преображения. Сияющий пятью единицами, держа в руках ключи от врат, наблюдая движение души Змея, не способен будет не узреть пути к возрождению, как и извечный выбор, поставленный на суд Солнечного Гения, возвестит перерождение. Так, триумфатор призывает смерть, чтобы милостью Ее увидеть, где есть истинный блеск его триумфа, так сама Она бросается навстречу победителю, чтобы узнал он кости и пепел, и наблюдал блеск истинного дара его победы, через напутствия Ее. Так равновесие мира, толкает к жертве, чтобы явилось перерождение в своем блеске, так сам жертвующий на благо верного состояния весов, совершает то, что ведет его к перерождению. И тот, кто содержит в себе существо девяти, прибегая к могуществу двадцати, беспрестанно умножает детей, что знаменует восхождение новой жизни. Так древо меньшее, смотрит на древо большее, и идет к перерождению, оттого ты будь единицей, когда обнаружишь золото, и стань к двум, когда вдруг установится противное…

Аркан двадцать первый - Шин - ש

Я Шин, исчисление мое всюду, так как я смею быть всюду. Оттого что нет числа, я слагаюсь и опрокидываю арканы, слагай меня к триумфу и получишь поражение, слагай к воле и получишь безволие, слагай к восемнадцати и взамен стеснения, получишь стеснение в безумии. Я могу быть всюду, размышляй образ раба, что я представляю тебе. Взгляни, как спешит он к своей гибели, как несет за собой то, что ценным считает, тогда, как одет в жалкие лохмотья, и что несет он, если одет так. Смотри, как его ногу рвет собака, тогда как, будучи здоровым, он опирается на посох, вместо того чтобы отогнать им ее, одежда его продувается ветрами, и ветров он не ведает, и страдает от них, и не знает смелости, и ведом случаем. Глаза его смотрят в сторону, тогда как впереди раскрывается пасть, готовая пожрать его. Стеснение того раба три сотни, и имя его - человек порабощенный жертвой.

Когда единица не способна осилить возрождение, тогда слагается она к двум сотням, но когда же перерождение порождает существо, направленное к действию, то познается моя тайна. Слагай число верно и обнаруживай скрытое. Когда же пентаграмматическая свобода обнаруживает Шин, то Высший Свет своим блеском озаряет три сотни, но то право свободного, но не плененного существа человеческого.

Аркан двадцать второй - Таф - ת

Я Таф, Небо Солнца, четыре сотни в исчислении, грудь все в себя вобравшая и все в себе содержащая. Размышляй мой образ и будь внимателен, Я нага, потому как не нужны мне глупые одежды, и нет во мне того, что следует укрыть из-за безобразия, оттого все блага, что дарует путь от начала и к завершению заключены во мне. Я та награда, и тот дар, что не может быть отнят у тебя, потому как дар то вечен, и принадлежит высшему, что есть в тебе. На то укажет великий змей, окружающий мою фигуру своим телом и пожравший свой хвост, и четверо священных животных окружившие меня. Два жезла подняты в руках моих, одной ногой я опираюсь на землю, тогда как другая поднята над ней, размышляй об этом. Природа моя женственна, потому как надлежит быть рождению, и плод, рожденный мною, понесет на лице своем новое имя, имя начала и путь его станет иным путем, потому как дар пути прошлого, будет с ним с момента рождения в самом существе его, потому как дар это вечный, оттого дар Духу освобожденному. Достигает меня Алеф, покоривший Шин, достигает меня Бет в поисках Рейш, так же как и Рейш порождающая необходимость Бет, чтобы достигнуть меня. Гимел находящая прелесть в своем действии сообразно чудесам Куф, Далет правящий воздействиями Цадик, Хей слагающая себя к Фей, Вав решающая силой Айн, Зайн возлагающая свое внимание существу Самех, верно употребляя полученные силы, Хет оберегающая покой и наблюдающая действия Нун, Тет извечно ищущий Мем, Йуд толкающий к жертве и Ламед ищущая применения в древе, все это пути ко мне. Когда двадцать становятся против двадцати, стремятся достигнуть меня, и никогда им не миновать Мем…

C.I.L.