«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун) — Аркан IV

«Великие Арканы Таро» (Шмаков)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Курс Энциклопедии оккультизма» (Г. О. М.)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Ритуал Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
Изображения Аркана из различных колод
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII

4 ד D
ТЕТРАГРАММА

ГВУРА ХЕСЕД
ВРАТА СВОБОДНЫХ
СТИХИИ

В природе существуют две силы, производящие равновесие, и эти три составляют один закон. Вот троица, содержащаяся в единице, и добавив идею единицы к идее троицы, приходим к четверице, первому квадратному и совершенному числу, источнику всех числовых сочетаний и началу всех форм.

Утверждение, отрицание, обсуждение, решение – таковы четыре философских операции человеческого ума. Обсуждение примиряет отрицание с утверждением, делая их необходимыми друг другу. Также и философская троица, происходя из антагоничной двоицы, дополняется четверицей – квадратным основанием всякой истины. В Боге, согласно священному догмату, есть три лица и эти три лица есть один и тот же Бог. Три и один дают идею четырёх, потому что единство необходимо для объяснения трёх. Так, почти во всех языках имя Божие состоит из четырёх букв, а в еврейском языке эти четыре буквы составляют только три, ибо одна из них дважды повторяется: та, которая выражает Слово и творение Слова.

Два утверждения делают возможными или необходимыми два соответствующих отрицания. Бытие – означаемое, небытие – нет. Утверждение как Слово, производит утверждение как реализацию, или воплощение, Слова, и каждое из этих утверждений соответствует отрицанию своей противоположности.

Поэтому-то, по словам каббалистов, имя демона, или зла, составляется из переставленных в обратном порядке букв имени самого Бога, или добра.

Это зло – это потерянное отражение, или несовершенное отображение света в тени.

Но всё что существует, как в добре, так и во зле, как в свете, так и в тени, существует и проявляется через четверицу.

Утверждение единства предполагает число четыре, если только это утверждение не вращается в самом по себе единстве, как в порочном круге. Поэтому троица, как мы уже заметили, объясняется двоицей и решается четверицей, которая есть квадратная единица чётных чисел и четырёхугольное основание куба, единица построения, крепости и меры.

Каббалистическая тетраграмма Йодхева выражает Бога в человечестве и человечество в Боге.

Четыре астрономических стороны света являются, по отношению к нам, «да» и «нет» света (востоком и западом), и «да» и «нет» тепла (югом и севером).

То, что есть в видимой природе, открывает, как мы уже это знаем из единого догмата каббалы, то, что есть в области природы невидимой, иначе говоря: второпричины полностью пропорциональны и аналогичны проявлениям первопричины.

Поэтому эта первопричина всегда проявлялась крестом; крестом, этим единством, составленным из двух, которые делят друг друга, чтобы образовать четыре; крестом, этим ключом к тайнам Индии и Египта; Тау патриархов, божественным знаком Осириса; Ставросом гностиков, ключом к своду храма, символом оккультного масонства; крестом, этой центральной точкой соединения прямых углов двух бесконечных треугольников; крестом [croix], который во французском языке, по-видимому, служит первокорнем и основным существительным глагола верить [croire] и глагола расти [croitre], соединяя таким образом идеи знания, религии и прогресса.

Великое магическое действующее начало проявляет себя четырьмя родами явлений, и ощупью исследовался обывательскими науками под четырьмя названиями: тепла, света, электричества и магнетизма.

Его называли также тетраграммой, инци [inri], азотом, эфиром, одом, магнетическим флюидом, душой земли, змеем, люцифером и т.д.

Великое магическое действующее начало – это четвёртая эманация начала-жизни, третьей формой которой является солнце (см. посвящённых Александрийской школы и догмат Гермеса Трисмегиста).

Таким образом, око мира (как называли его древние) – это образ отражения Бога, а душа земли – это постоянный взгляд солнца, который земля получает и сохраняет через оплодотворение.

Луна соучаствует в этом оплодотворении Земли, отталкивая к ней ночью солнечный образ, так что Гермес был прав, говоря о великом действующем начале: «Солнце – отец его, луна – мать его». Затем он добавляет: «Ветер носил его во чреве своём», потому что атмосфера есть приёмник и как бы горнило солнечных лучей, посредством которых и образуется этот живой образ солнца, который проникает во всю землю, оживляет её, оплодотворяет её, определяет всё, что происходит на её поверхности, своими истечениями и постоянными токами, аналогичными токам самого солнца.

Это солнечное действующее начало живёт двумя противоположными силами: силой притяжения и силой проецирования [отталкивания], что заставило Гермеса сказать, что он постоянно поднимается и снова опускается.

Сила притяжения всегда направлена к центру тел, а сила проецирования [отталкивания] – в их окружностях или к их поверхностям.

Именно этой двунаправленной силой всё создано и всё существует.

Её движение состоит из последовательных и беспредельных или, скорее, одновременных и постоянных сворачиваний и разворачиваний спиралями противоположных и никогда не встречающихся движений.

Это такое же движение как и движение Солнца, которое одновременно притягивает и отталкивает все светила своей системы.

Знать движение этого земного солнца настолько, чтобы быть в состоянии пользоваться его токами и управлять ими – это выполнить великое дело, это – стать владыкой мира.

Вооружившись подобной силой, вы сможете заставить себе поклонятся, толпа будет считать вас Богом.

Абсолютный секрет этого управления был в распоряжении некоторых людей, и ещё и сейчас может быть найден. Это – великий магический аркан; он зависит от одной непередаваемой аксиомы и от одного орудия, которым является великий и единственный в своём роде атанор герметиков самой высокой степени.

Непередаваемая аксиома каббалистически заключается в четырёх буквах тетраграммы, расположенных таким образом:

Четыре великих каббалистических имени Четыре великих каббалистических имени

в буквах слов АЗОТЪ и INRI [ИНЦИ], написанных каббалистически, и в монограмме Христа в том виде, в каком она была вышита на хоругви, и которую каббалист Постель переводит словом ROTA, из которого адепты образовали своё слово таро, или тарот, дважды повторив первую букву, чтобы указать на круг и дать понять, что это слово обращено.

Вся магическая наука заключается в знании этого секрета. Знать и решиться им воспользоваться – вот человеческое всемогущество; но открыть его невежде – это потерять его; открыть его даже ученику – это отказаться от него в пользу этого ученика, который с этого момента имеет право располагать жизнью и смертью своего посвятителя (я говорю с магической точки зрения) и он непременно убьёт его, из страха умереть самому (это не имеет ничего общего с поступками, квалифицируемыми как убийство уголовным кодексом, так как практическая философия, служащая основой и точкой отправления для наших законов, не допускает фактов порчи и оккультных влияний). Здесь мы вступаем в область странных откровений и мы ожидаем недоверия и пожимания плечами неверующего фанатизма; ибо вольтерьянская религия [атеизм] также имеет своих фанатиков, да не прогневаются за это великие тени, которые должны теперь самым жалким образом сердиться в склепах Пантеона, в то время как католицизм, вечно сильный своими практиками и своими прелестями, служит обедню над их головами.

Совершенное слово, которое равно́ выражаемой им мысли, всегда содержит в возможности или предполагает четверицу: идею и три её необходимых и соотносительных формы, затем также образ выражаемой вещи с тремя суждениями её определяющими. Когда я говорю: «Бытие существует», я неявно утверждаю, что небытие не существует.

Высота, ширина, которую высота геометрически разделяет надвое, и глубина, отделённая от высоты пересечением широты – вот естественная четверица, составленная двумя перекрещивающимися линиями. Есть также в природе четыре движения, производимые двумя силами, которые поддерживают друг друга своими стремлениями в противоположных направлениях. Закон же, управляющий телами, аналогичен и пропорционален закону, управляющему ду́хами; а закон, управляющий ду́хами, является самим проявлением секрета Бога, т.е. тайны творения.

Представьте себе часы с двумя параллельными пружинами, с таким механизмом, который заставляет их работать в противоположном направлении, так что, одна пружина, ослабляясь, затягивает другую; таким образом, часы будут сами собой заводиться, и вы получите вечное движение. Этот механизм должен быть о двух концах и быть чрезвычайно точным. Быть может, это невозможно? – я так не думаю. Но когда человек откроет это, он сможет понять по аналогии все секреты природы: прогресс прямо пропорционален сопротивлению.

Абсолютное движение жизни является, таким образом, вечным результатом двух противоположных стремлений, которые никогда не противополагаются. Когда кажется, что одно из них уступает другому, это значит, что одна пружина заводится, и вы можете ожидать ответной реакции, предвидеть наступление который и определить её характер вполне возможно; поэтому-то в эпоху наибольшего рвения христианства, было известно и предсказано царство АНТИХРИСТА.

Но антихрист приготовит и определит новое пришествие и окончательное торжество Богочеловека. А это опять-таки строгое и каббалистическое следствие, содержащееся в евангельских предпосылках.

Итак, христианское пророчество содержит четверное откровение: 1) падение старого мира и торжество Евангелия после первого пришествия; 2) великое отступничество и пришествие антихриста; 3) падение антихриста и возвращение к христианским идеям; 4) окончательное торжество Евангелия или второе пришествие, обозначенное именем последнего суда. Это четверное пророчество содержит, как можно видеть, два утверждения и два отрицания; идею двух падений, или мировых смертей, и двух возрождений; ибо для каждой идеи, появляющейся на социальном горизонте, можно, не боясь ошибиться, определить восток и запад, зенит и надир. Поэтому-то философский крест является ключом к этому пророчеству, и можно открыть все двери науки пантаклем Иезекииля, в центре которого находится звезда, образованная пересечением двух крестов.

Два Креста.

Но разве человеческая жизнь не образуется также из этих трёх фаз, или последовательных преображений: рождения, жизни, смерти, бессмертия? И заметьте здесь, что бессмертие души, необходимое как дополнение четверицы, доказано каббалистически аналогией, которая является единственным догматом истинно мировой религии, так как она [аналогия] есть ключ к знанию и нерушимому закону природы.

Смерть, на деле, не может быть абсолютным концом, как и рождение не есть подлинное начало. Рождение доказывает предсуществование человеческого существа, так как из ничего ничего не происходит, и смерть доказывает бессмертие, так как бытие не может перестать быть, как и небытие не может перестать не быть. Бытие и небытие – это две абсолютно непримиримые идеи, с той только разницей, что идея небытия (идея чисто отрицательная) вытекает из самой идеи бытия, небытие которой не может быть даже понятно, как абсолютное отрицание; между тем как идея бытия никогда не может быть даже сопоставлена с идеей небытия, не говоря уже о том, что она может из неё выйти. Сказать, что мир произошёл из небытия, это высказать чудовищную нелепость. Всё, что есть, происходит из того, что было, следовательно, ничто из того, что есть, никогда не знало небытия. Последовательность форм создаётся чередованием движения: всё это – явления жизни, которые замещают друг друга, не уничтожаясь. Всё изменяется, но ничто не гибнет. Солнце не умирает, когда исчезает за горизонтом; формы, даже самые непостоянные, бессмертны и всегда существуют в неизменяемости причины их существования, которая является сочетанием света с сочетающими силами молекул первовещества. Поэтому-то они сохраняются в астральном флюиде и могут быть вызваны и воспроизведены по воле мудреца, как мы то увидим, когда будем говорить о втором зрении и вызывании воспоминаний в некромантии и других магических операциях.

Мы вернёмся к великому магическому действующему началу в четвертой главе «Ритуала», где мы завершим указывать признаки великого аркана и способы завладеть этой страшной силой.

Скажу здесь ещё несколько слов о четырёх магических стихиях и стихийных ду́хах.

Магическими стихиями являются: в алхимии – соль, ртуть, сера и азотъ; в каббале – макропрозоп, микропрозоп и две матери; в иероглифах – человек, орёл, лев и вол [телец]; в древней физике – воздух, вода, земля и огонь.

Известно, что вода в магической науке не есть обыкновенная вода; что огонь – не просто огонь и т. д. За этими выражениями скрывается более высокий смысл. Современная наука разложила эти четыре стихии древних и нашла в них много якобы простых элементов. Что и в самом деле является простым, так это субстанция, первоначальная в собственном смысле этого слова; поэтому нет более чем одной материальной стихии, и эта стихия всегда проявляется через четверицу своих форм. Поэтому мы сохраним научное различение стихийных явлений, принятое древними, и будем признавать воздух, огонь, землю и воду за четыре фактические и видимые стихии магии.

Тонкое и плотное, растворитель быстрый и медленный, или инструменты тепла и холода, образуют в оккультной физике два положительных начала и два отрицательных начала четверицы, и должны изображаться так:

Огонь, Вода, Земля, Воздух.

Воздух и вода изображают также мужское начало, огонь и вода относятся к женскому началу, так как философский крест пантаклей, как мы уже сказали, является первоначальным и элементарным иероглифом лингама гимнософистов.

Этим четырём стихийным формам соответствуют следующие четыре философские идеи:

Дух,
Материя,
Движение,
Покой.

Вся наука, по сути, заключается в понимании этих четырёх вещей, которые алхимия сводила к трём:

Абсолют,
Неподвижное,
Летучее;

и которые каббала относит к идее самого Бога, который является абсолютным разумом, необходимостью и свободой – тройное понятие, содержащееся в оккультных книгах евреев.

Под именами Кетер, Хохма и Бина для мира божественного; Тиферет, Хесед и Гвура для мира духовного; и, наконец, Есод, Од и Нецах в мире физическом, который вместе с миром духовным содержится в идее Царства, или Малхута, мы объясним в десятой главе этой книги эту теогонию столь же рациональную, как и возвышенную.

Тварные же ду́хи, будучи призваны к раскрепощению через испытание, помещены с самого их рождения между этими четырьмя силами: двумя положительными и двумя отрицательными; и поставлены в необходимость утверждать или отрицать добро, выбирать между жизнью и смертью. Найти неподвижную точку, т.е. духовный центр креста – вот первая задача, которая им дана для решения; их первой победой должно быть завоевание собственной свободы.

Итак, они начинают с того, что одни увлекаются к северу, другие – к югу, одни – направо, другие – налево и, пока они не свободны, они не могут ни пользоваться разумом, ни воплощаться иначе как в животных формах. Эти не освободившиеся ду́хи, рабы четырёх стихий, и являются тем, что каббалисты называют стихийными демонами, и они населяют стихии, которые соответствуют их состоянию рабства. Итак, действительно существуют сильфы, ундины, гномы и саламандры; одни – блуждающие и пытающиеся воплотиться, другие – уже воплотившиеся и живущие на земле. Эти последние – это порочные и несовершенные люди.

Мы вернёмся к этому предмету в пятнадцатой главе, в которой пойдёт речь о волшебстве и демонах.

Традиционная оккультная физика также заставляла древних признавать существование четырёх веков мира; только толпе не говорили, что эти четыре века должны быть последовательными, подобно четырём временам года и подобно им они должны возобновляться. Так, золотой век прошёл и ещё вернётся. Но это уже относится к пророчеству, а о нём мы будем говорить в девятой главе, в которой пойдёт речь о посвящённом и видящем.

Добавим теперь единицу к четверице, и мы получим вместе и порознь идеи божественных синтеза и анализа, бога посвящённых и бога невежд. Здесь этот догмат популяризуется и становится менее абстрактным; появляется великий иерофант.

Внимание!
На сайте ведутся работы. В связи с этим возможно странное :)
© 2014-2015 Сергей Воробьев

0.2