Воробьёвы

(-:

«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун) — Аркан VI

«Великие Арканы Таро» (Шмаков)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Курс Энциклопедии оккультизма» (Г. О. М.)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Ритуал Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
Изображения Аркана из различных колод
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII

6 ו F
МАГИЧЕСКОЕ РАВНОВЕСИЕ

ТИФЕРЕТ
КРЮК

Высший ум необходимо разумен. Бог, в философии, может быть только гипотезой, но эта гипотеза продиктована здравым смыслом человеческому разуму. Персонифицировать абсолютный разум – это установить божественный идеал.

Необходимость, свобода и разум – вот великий и верховный треугольник каббалистов, которые называют разум – Кетер, необходимость – Хохма и свободу – Бина в своей первой божественной троице.

Фатальность, воля и сила – такова магическая троица, которая, в делах человеческих, соответствует треугольнику божественному.

Фатальность – это неизбежное сцепление следствий и причин в заданном порядке.

Воля – это способность, управляющая разумными силами для примирения свободы лиц с необходимостью вещей.

Сила – это мудрое употребление воли, которое заставляет даже саму фатальность служить исполнению желаний мудреца.

Когда Моисей ударил в скалу, он не создал источника воды, он открыл его народу, потому что оккультная наука открыла его ему самому посредством магического посоха.

Так же со всеми чудесами магии: существует закон, толпа его не знает, посвящённый им пользуется.

Оккультные законы часто диаметрально противоположны общераспространённым взглядам. Так, например, толпа верит в симпатию подобных и войну противоположностей; но именно противоположный закон верен.

Некогда говорили: природа боится пустоты; следовало бы сказать: природа влюблена в пустоту, если бы только пустота, в физике, не была самым нелепым из вымыслов.

Толпа обыкновенно во всём принимает тень за реальность. Она поворачивается спиной к свету и любуется собой в тени, которую сама же и отбрасывает.

Силы природы к услугам того, кто умеет им сопротивляться. Если вы достаточно владеете самим собой, чтобы никогда не быть пьяным, то вы тем самым располагаете ужасной и фатальной силой опьянения. Если вы хотите опьянить других, внушите им желание пить, но не пейте сами.

Тот располагает любовью других, кто господин своей. Желаете обладать – не отдавайтесь.

Мир намагничен светом Солнца, а мы намагничены астральным светом мира. То, что происходит в теле планеты, повторяется в нас. В нас, как и во всей природе, существует три аналогичных и иерархичных мира.

Человек есть микрокосм, или малый мир, и, по догмату аналогий, всё, что есть в большом мире, воспроизводится в малом. Следовательно, в нас есть три центра флюидического притяжения и проецирования [отталкивания]: мозг, сердце, или надчревье, и половой орган. Каждый из этих органов един и двойственен, т.е. в нём находится идея тройного. Каждый из этих органов притягивает с одной стороны и отталкивает с другой. Именно посредством этих аппаратов мы приходим в сношение с мировым флюидом, который передаётся нам нервной системой. Эти же три центра служат местом тройной магнетической операции, как мы то объясним в другом месте.

Когда маг достиг ясновидения, либо при посредстве пифии, или сомнамбулы, либо собственными усилиями, тогда он по своей воле сообщает и управляет магнитные вибрации всей массе астрального света, токи которого он угадывает посредством магического посоха, который является усовершенствованной волшебной палочкой. Посредством этих вибраций он влияет на нервную систему лиц, подвергаемых его действию, он ускоряет или замедляет жизненные токи, успокаивает или мучит, исцеляет или делает больным, наконец, убивает или воскрешает... Но здесь мы останавливаемся перед улыбкой неверия. Предоставим ему лёгкую победу отрицать то, чего оно не знает.

Позже мы покажем, что смерти всегда предшествует летаргический сон, и что она происходит только постепенно; что воскрешение возможно в некоторых случаях, что летаргия – это настоящая, но ещё незаконченная смерть, и что многие умершие кончают умирать только после своего погребения. Но не об этом идёт речь в этой главе. Итак, мы говорим, что ясновидящая воля может действовать на массу астрального света и, при содействии других воль, которые она поглощает и увлекает, она может задавать великие и непреодолимые токи. Скажем ещё, что астральный свет сгущается или разжижается, в зависимости от того, более или менее накапливаются эти токи в определённых центрах. Когда ему не хватает энергии, достаточной для питания жизни, тогда происходят болезни внезапного разложения, приводящие в отчаяние медицину. Холера, например, не имеет другой причины кроме этой, а те массы микробов, наблюдаемых или предполагаемых некоторыми учёными, могут быть скорее её следствием, нежели причиной. Следовательно, нужно было бы лечить холеру вдуванием, если бы только при подобном лечении оператор не рисковал сделать с пациентом обмен, слишком страшный для первого.

Всякое разумное усилие воли есть проецирование флюида, или человеческого света, и здесь важно отличать свет человеческий от света астрального и животный магнетизм от магнетизма мирового.

Пользуясь словом «флюид», мы употребляем общепринятое выражение, и мы стараемся быть понятыми этим способом; но мы далеки от того, чтобы считать скрытый свет флюидом. Наоборот, всё заставляет нас, при объяснении сути этого явления, предпочесть «систему колебаний». Как бы то ни было, этот свет, будучи орудием жизни, естественным образом оседает во всех живых центрах; он прилепляется к ядрам планет, так же как и к сердцам людей (а под сердцем, в магии, мы подразумеваем солнечное сплетение), но он отождествляется с личной жизнью одушевляемого им существа, и благодаря этой способности симпатической ассимиляции, он распределяется без беспорядка. Таким образом, он земной в своих сношениях с земным шаром и исключительно человеческий в своих сношениях с людьми.

Поэтому-то, электричество, тепло, свет и магнетизм, производимые обыкновенными физическими средствами, не только не производят, но, наоборот, стремятся нейтрализовать действия животного магнетизма. Астральный свет, подчинённый слепому механизму и происходящий из центров, наделённых автотелией, – это свет мёртвый и оперирует математически точно, следуя заданным импульсам или фатальным законам; наоборот, свет человеческий не фатален, кроме как только у невежды, действующего наугад; у ясновидящего же, он подчинён уму, покорен воображению и зависит от воли. Именно этот свет, непрестанно проецируемый нашей волей, образует то, что Сведенборг называет «личной атмосферой». Тело поглощает то, что его окружает и непрестанно излучает, проецируя свои миазмы [болезнетворные испарения] и невидимые молекулы; также дело обстоит и с духом, так что это явление, называемое некоторыми мистиками «дыханием», действительно имеет приписываемое ему влияние как в физическом, так и в духовном. Действительно, можно заразиться, дыша одним воздухом с больными и находясь в кругу притяжения и расширения злых.

Когда магнетическая атмосфера двух лиц настолько уравновешена, что притяжение одного вдыхает расширение другого, тогда возникает влечение, называемое симпатией; тогда воображение, вызывая на себя все лучи, или все отражения, аналогичные тому, что оно испытывает, создаёт себе поэму из желаний, которые увлекают волю, и, если лица противоположного пола, то в них обоих, или чаще всего в более слабом из них, происходит полное опьянение астральным светом, называемое собственно страстью, или любовью.

Любовь – это одно из великих орудий магической силы; но она формально запрещена магу, по крайней мере, как опьянение, или страсть. Горе Самсону каббалы, если он позволит Далиле усыпить себя! Геракл науки, меняющий свой царский скипетр на прялку Омфалы, скоро почувствует месть [своей жены] Деяниры, и, чтобы избежать пожирающих объятий хитона [пропитанного кровью кентавра] Несса, ему останется только костёр на горе Эте. Половая любовь – это всегда иллюзия, так как она – результат воображаемого призрака. Астральный свет – вот универсальный соблазнитель, изображённый древним змием из книги Бытия. Это – тонкое действующее начало, всегда действующее, всегда пышущее жизнью, всегда цветущее соблазнительными грёзами и милыми образами; это – сила, слепая сама по себе и подчинённая всем волям, готовая как на добро, так и на зло; это – circulus [круг], вечно оживающий необузданной жизнью, приносящей помешательство безрассудным; это – телесный дух, это – огненное тело, это – неосязаемый и вездесущий эфир; это – неизмеримый соблазн природы; как определить его целиком, как охарактеризовать его действие? – Безразличный сам по себе в некотором роде, он готов как на добро, так и на зло; он несёт свет и распространяет тьму; его одинаково можно называть и Люцифером и Люцифугом; это – змий, но это также и нимб; это – огонь, но он также хорошо может применяться для адских мук, как и для приношения ладана, предназначенного для неба. Чтобы овладеть им, нужно, подобно предопределённой судьбой женщине, поставить ногу ему на голову.

Каббалистической женщине соответствует в стихийном мире вода, а змею – огонь. Чтобы укротить змея, т.е. чтобы господствовать над кругом астрального света, необходимо суметь выйти из его токов, т.е. изолировать себя. Поэтому-то Аполлоний Тианский совершенно закутывался в плащ из тонкой шерсти, ставил на него ноги и натягивал его на голову; затем он сгибал в дугу свой позвоночник и закрывал глаза, предварительно выполнив некоторые обряды, которые должны были быть магнетическими пассами и священными словами, целью которых было сосредоточить воображение и определить действие воли. Шерстяной плащ в большом употреблении в магии; это обычное транспортное средство колдунов, отправляющихся на шабаш, а это доказывает, что колдуны, в действительности, не отправлялись на шабаш, но шабаш сам приходил к колдунам, изолированным в своих плащах, и приносил их транслюциду аналогичные их магическим предубеждениям образы, смешанные с отражениями всех, совершённых до них в мире, актов того же рода.

Этот поток универсальной жизни также изображается в религиозных догматах очистительным огнём ада. Это – орудие посвящения, это – чудовище, которое надо укротить, это – враг, которого надо победить; это он посылает в ответ на наши вызывания и заклинания гоэтии так много лярв и фантомов; это в нём сохраняются все формы, фантастическое и случайное собрание которых населяет наши кошмары столь омерзительными чудовищами. Позволить течению этой извивающейся реки увлечь себя – значит впасть в бездны безумия, более ужасные, чем бездны смерти; прогнать тени этого хаоса и заставить его придавать нашим мыслям совершенные формы – значит быть гениальным человеком, значит творить, значит восторжествовать над адом!

Астральный свет управляет инстинктами животных и воюет с умом человека, которого он стремится развратить роскошью своих отражений и ложью своих образов; фатальное и необходимое действие, которым управляют и делают его ещё более пагубным стихийные духи и неприкаянные души, терзаемая воля которых ищет симпатий в наших слабостях и искушает нас не столько для того, чтобы погубить, сколько для того, чтобы найти себе друзей.

Книга жизни, которая, согласно христианскому догмату, должна быть показана в последний день, есть не что иное, как астральный свет, в котором сохраняются отпечатки всех дееслов, т.е. всех действий и всех форм. Наши поступки настолько изменяют наше магнетическое выдыхание, что ясновидящий, в первый раз встретясь с данным человеком, может сказать, невинен ли он или виновен и каковы его добродетели или преступления. Эта способность, относящаяся к прорицанию, христианскими мистиками первой Церкви была названа даром различения ду́хов1.

Лица, отказывающиеся от власти разума и любящие вводить в заблуждение свою волю погоней за отражениями астрального света, подвержены чередованию неистовства и печали, которые и заставляли воображать все чудеса одержимости демоном; да, посредством этих отражений, нечистые духи могут действовать на подобные души, сделать их своими послушными орудиями и даже мучить их организм, в котором они поселяются через одержимость или эмбрионат. Эти каббалистические слова объяснены в еврейской книге «О круговороте душ», краткий анализ которой будет содержать наша тринадцатая глава.

Следовательно, крайне опасно забавляться тайнами магии; в особенности чрезвычайно безрассудно практиковать её обряды из любопытства, для опыта и как бы искушая высшие силы. Любопытные, не будучи адептами и берущиеся за вызывания или оккультный магнетизм, походят на детей, играющих с огнём возле бочонка с гремучим порохом: рано или поздно они станут жертвами страшного взрыва.

Чтобы изолировать себя от астрального света, не достаточно окружить себя шерстяной тканью, нужно ещё, и в особенности, наложить на свой ум и сердце абсолютное спокойствие, выйти из области страстей и укрепить в себе постоянство в стихийных актах несгибаемой воли. Нужно также часто повторять акты этой воли, ибо, как мы то увидим во введении к «Ритуалу», воля укрепляется только актами, также как и религии владычествуют и долговременны только благодаря своим церемониям и обрядам.

Существуют опьяняющие вещества, которые, обостряя нервную чувствительность, увеличивают силу представлений и, как следствие, астральных соблазнов; теми же средствами, но следуя противоположному направлению, можно устрашать и тревожить духов. Эти вещества, магнетические сами по себе и, вдобавок, намагнетизированные практикующими, представляют собой то, что называют приворотными, или колдовскими, напитками. Но мы не будем касаться этого опасного применения магии, которую Корнелий Агриппа сам называет отравительной магией. Да, нет больше костров для колдунов, но существуют и теперь, и даже более, чем когда бы то ни было, наказания для злодеев. Так что ограничимся здесь констатированием реальности этой силы.

Чтобы располагать астральным светом, нужно также понять его двойное колебание и знать равновесие сил, называемое магическим равновесием и изображаемое в каббале шестерицей.

Это равновесие, рассматриваемое в своей первопричине – это воля Бога; в человеке – это свобода; в материи – это математическое равновесие.

Равновесие создаёт устойчивость и долговременность.

Свобода рождает бессмертие человека, а воля Бога приводит в действие законы вечного разума. Равновесие в идеях – это мудрость, в силах – могущество. Равновесие является точным. Когда соблюдают закон, оно есть; когда его нарушают, хотя бы слегка, его больше нет.

Поэтому-то нет ничего ни бесполезного, ни потерянного. Всякое слово и всякое движение либо за, либо против равновесия, за или против истины, ибо равновесие представляет истину, состоящую из «за» и «против», примирённых или, по крайней мере, уравновешенных.

Во введении к «Ритуалу» мы говорим, как должно создаваться магическое равновесие и почему оно необходимо для успеха всех операций.

Всемогущество – это самая абсолютная свобода. Абсолютная же свобода не может существовать без совершенного равновесия. Следовательно, магическое равновесие есть одно из первых условий успеха в операциях науки, и нужно к нему стремиться даже в оккультной химии, учась сочетать противоположности, не нейтрализуя их друг другом.

Магическим равновесием объясняют великую и древнюю тайну существования и относительной необходимости зла.

Эта относительная необходимость определяет, в чёрной магии, меру силы демонов, или нечистых духов, которых наделяют яростью практикуемые на земле добродетели и даже наделяют кажущейся силой.

В эпоху, когда святые и ангелы открыто творят чудеса, колдуны и дьяволы в свою очередь творят прелести и дива.

Именно соперничество часто создаёт успех: опереться можно только на то, что сопротивляется.

Примечания

1. Первое послание к Коринфянам 12:10. – прим. И.Х.