«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун) — Аркан VIII

«Великие Арканы Таро» (Шмаков)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Курс Энциклопедии оккультизма» (Г. О. М.)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Ритуал Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
Изображения Аркана из различных колод
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII

8 ח H
РЕАЛИЗАЦИЯ

ОД
ЖИВУЩИЙ

Причины обнаруживаются в следствиях, а следствия пропорциональны причинам. Слово Божье, единственное в своём роде слово, тетраграмма, утвердило себя четверичным творением. Человеческое плодородие доказывает плодородие божественное; йод божьего имени – это вечная мужественность первого начала. Человек постиг, что он создан по образу Бога, после того как постиг Бога, бесконечно увеличив представление о самом себе.

Постигая Бога, как бесконечного человека, человек сказал самому себе: «Я есть конечный Бог».

Магия отличается от мистицизма тем, что судит априори, только после того, как установит апостериори самую основу своих суждений, т.е. после того, как посредством универсального закона аналогии, постигнет причину на основании следствий, содержащихся в самой энергии этой причины; поэтому в оккультных науках всё реально, и теории устанавливаются только на основании опыта. Именно реальности составляют пропорции идеала, и в области идей маг считает достоверным только то, что уже доказано реализацией. Другими словами, то, что верно в причине, реализуется в следствии. А то, что не реализуется – не существует. Реализацией слова является дееслово в прямом смысле. Мысль реализуется, становясь словом; она реализуется знаками, звуками и фигурами знаков: это – первая степень реализации. Затем она запечатлевается в астральном свете посредством знаков письма или речи; она влияет на умы других людей, отражаясь в них; она преломляется, проходя через диафан других людей, и принимает в нём новые формы и пропорции, затем переводится в действия и изменяет общество и весь мир: это – высшая степень реализации. Люди, рождающиеся и мире, изменённом идеей, носят в себе отпечаток этой идеи, и так-вот слово становится плотью. Сохранившийся в астральном свете отпечаток неповиновения Адама мог быть изглажен только более сильным отпечатком послушания Спасителя, и так-вот можно объяснить первородный грех и искупление в природном и магическом смысле.

Астральный свет, или душа мира, бывший сначала орудием всемогущества Адама, сделался потом орудием его муки, после того, как был испорчен и взбаламучен его грехом, который примешал нечистое отражение к первичным образам, которые для его ещё девственного воображения составляли книгу универсального знания.

Астральный свет, изображаемый в древних символах змеем, кусающим свой хвост, попеременно представляет собой злобу и благоразумие, время и вечность, искусителя и Искупителя. Этот свет, будучи носителем жизни, может служить как добру, так и злу, и может быть принят, как за огненный образ Сатаны, так и за тело Святого Духа. Это – универсальное оружие ангелов, и с одинаковым успехом питает как пламя ада, так и молнию архангела Михаила. Астральный свет можно сравнить с конём, имеющим природу, аналогичную той, что приписывают хамелеону, который всегда отражает воинские доспехи своего всадника.

Астральный свет – это реализация или форма умственного света, который в свою очередь, является реализацией, или формой, божественного света.

Великий посвятитель христианства, понимая, что астральный свет отягощён нечистыми отражениями римского разврата, хотел отделить своих учеников от окружающей их сферы отражений и обратить их внимание исключительно на внутренний свет, дабы посредством общей веры они могли сообщаться между собой при помощи новых магнетических проводов, названных Им благодатью, и победить таким образом выступившие из берегов токи мирового магнетизма, которому Он дал имена Диавол и Сатана, чтобы выразить его гниение. Противопоставить один ток другому – это возобновить силу флюидической жизни. Поэтому-то люди, приносившие откровение, только угадывали, благодаря верности своих вычислений, удобный час для духовных реакций.

Закон реализации производит то, что мы называем магнетическим выдыханием, которым пропитываются предметы и места, и именно это сообщает им влияние, соответствующее нашим преобладающим волям, в особенности тем, которые подтверждены и реализованы делами. На деле, универсальное действующее начало, или скрытый астральный свет, всегда стремится к равновесию; он наполняет пустоту и вдыхает полноту, и именно это делает порок заразительным, подобно некоторым физическим болезням, и сильно помогает прозелитизму добродетели. Вот почему сожительство с антипатичными людьми является наказанием; вот почему мощи либо святых, либо великих злодеев могут производить чудесные действия обращения, либо внезапного развращения; вот почему половая любовь часто вызывается дуновением или прикосновением и не только прикосновением к самому человеку, но и к предметам, которых он касался, или которые намагнетизировал сам того не зная.

Душа вдыхает и выдыхает точно так же как и тело. Она вдыхает то, что считает счастьем, и выдыхает идеи, являющиеся результатом её внутренних ощущений. Больные души имеют дурное дыхание и портят свою духовную атмосферу, т.е. примешивают к пронизывающему их астральному свету нечистые отражения и устанавливают в нём пагубные токи. Часто, находясь в обществе, мы изумляемся, как могли явиться у нас такие дурные мысли, которые мы считали совершенно невозможными, и не знаем, что этим мы обязаны какому-нибудь болезнетворному соседству. Этот секрет чрезвычайно важен, ибо он ведёт к обнаружению совести, одной из самых несомненных и страшных сил магического искусства.

Магнетическое выдыханье производит вокруг души сияние, центром которого она является, и она окружает себя отражением своих дел, которые и создают ей небо или ад. Нет обособленных деяний и не может быть скрытых деяний; всё то, чего мы действительно желаем, т.е. всё то, что мы подтверждаем своими делами, остаётся записанным в астральном свете, где сохраняются наши отражения; эти отражения постоянно влияют на нашу мысль при посредничестве диафана и вот каким образом мы становимся и остаёмся детьми своих дел.

Астральный свет, в момент зачатия, превратившийся в свет человеческий, есть первая оболочка души, и, сочетаясь с самыми тонкими флюидами, она образует эфирное тело, или звёздный призрак, о котором говорит Парацельс в своей «Философии интуиции» (Philosophia sagax). Это звёздное тело, освобождаясь во время смерти, притягивает к себе и долгое время сохраняет, вследствие симпатии подобных, отражения прошедшей жизни; если сильно симпатичная воля вовлекает его в какой-то конкретный поток, то оно естественно проявляется, ибо нет ничего естественнее чудес. Вот как происходят явления призраков. Но мы рассмотрим это полнее в специальной главе о Некромантии.

Это флюидическое тело, как масса астрального света, подчинено двум противоположным движениям – притягательному слева и отталкивающему справа, или наоборот, смотря по тому, к какому полу принадлежит данное лицо, и производит в нас борьбу различных влечений и причастно угрызениям совести; часто на него влияют отражения других умов, и тогда происходят либо искушения, либо неожиданные благодати. Так объясняется традиционный догмат о двух ангелах, что помогает нам и искушает нас. Две силы астрального света могут быть изображены в виде весов, на которых взвешиваются наши добрые намерения для торжества справедливости и раскрепощения нашей свободы.

Астральное тело не всегда одного и того же пола, с телом земным, т.е. величины двух сил, изменяясь справа налево, кажется, часто противоречат видимому организму; это вызывает видимые ошибки в людских страстях, и это может объяснить, никоим образом их не оправдывая, любовные особенности Анакреона или Сапфо.

Искусный магнетизёр должен учитывать все эти нюансы, и в нашем «Ритуале» мы даём способы их распознавать.

Есть два рода реализаций: истинная и фантастическая. Первая является исключительным секретом магов, другая принадлежит чародеям и колдунам.

Мифологии – это фантастические реализации религиозного догмата, суеверия – это чары ложного благочестия; но даже мифологии и суеверия производят гораздо больше действия на человеческую волю, чем чисто спекулятивная и лишённая всякой практики философия. Вот почему святой Павел противополагает победы безумия Креста косности человеческой мудрости. Религия реализует философию, адаптируя её к слабостям обывателя: в этом заключается для каббалистов секретный смысл и оккультное объяснение догматов воплощения и искупления.

Мысли, не передающиеся словами, – это мысли потерянные для человечества; слова, не подтверждённые делами, – это слова праздные, а от праздного слова недалеко до лжи.

Именно мысль, выраженная словами и подкреплённая поступками, составляет доброе дело или преступление. Следовательно, нет слова, порочного ли, добродетельного ли, за которое мы не были бы ответственны; в особенности, нет безразличных поступков. Проклятия и благословения всегда производят своё действие, и всякий поступок, каков бы он ни был, внушённый любовью или ненавистью, вызывает следствия, аналогичные своему мотиву, значению и направлению. Император, изображения которого изуродовали, а он, взявшись рукой за лицо, сказал: «Я не чувствую себя раненным», дал ложную оценку, и тем самым уменьшил заслугу своего милосердия. Разве благородный человек может хладнокровно видеть оскорбления, наносимые своему портрету? А если подобные оскорбления, наносимые без нашего ведома, благодаря фатальному влиянию, падают на нас, если искусство порчи реально, а адепту не позволительно в этом сомневаться, то во сколько раз более неразумными и даже безрассудными сочтём мы слова этого доброго императора!

Есть лица, которых никогда не оскорбляют безнаказанно, и, если оскорбление, нанесённое им, смертельно, то нанёсший его с того времени начинает умирать. Есть лица, даже встреча с которыми не проходит даром, и взгляд их изменяет направление всей вашей жизни. Василиск, убивающий взглядом – это не сказка, это – магическая аллегория. Вообще, вредно для здоровья иметь врагов, и нельзя безнаказанно презирать осуждение, высказанное кем бы то ни было. Прежде чем воспротивиться каким-нибудь силам или току, нужно хорошо удостовериться, обладаете ли вы достаточной силой или несёт ли вас противоположный ток; иначе вы будете раздавлены или поражены, и множество внезапных смертей не имеют других причин, кроме этих. Страшная смерть Надава и Авии, Оссии, Анания и Сафиры была вызвана электрическими токами оскорблённых ими верований; муки луденских урсулинок, луврских монахинь и одержимых судорогами янсенистов имели одну и ту же причину и объясняются одними и теми же естественными оккультными законами. Если бы Урбан Грандье не был казнён, то случилось бы одно из двух: либо одержимые монахини умерли бы в ужасных судорогах, либо явления дьявольского бешенства, умножаясь, приобрели бы такую силу, что Грандье, несмотря на всё своё знание и ум, сам начал бы галлюцинировать и дошёл бы до того, что оклеветал бы себя сам, подобно несчастному Гофриди, или внезапно умер бы со всеми ужасными признаками отравления или божьей мести.

В восемнадцатом столетии несчастный поэт Жильбер сделался жертвой своей смелости, так как осмелился презирать ток общественного мнения и даже философский фанатизм своей эпохи. Виновный в оскорблении философии, он умер бешеным безумцем, осаждаемый самыми невероятными ужасами, как будто сам Бог наказал его за то, что он не вовремя защищал Его дело; в действительности же он пал жертвой неизвестного ему закона природы: он воспротивился электрическому току и пал, поражённый молнией.

Если бы Марат не был убит Шарлоттой Корде, он непременно был бы убит реакцией общественного мнения. Прокажённым его сделало омерзение честных людей, и он должен был пасть под этой тяжестью.

Осуждение, вызванное Варфоломеевской ночью, было единственной причиной ужасной болезни и смерти Карла IX; и если бы Генриха IV не поддерживала громадная популярность, которой он был обязан могуществу проекции, или симпатической силе, своей астральной жизни, Генрих IV, говорим мы, не пережил бы своего обращения, и погиб бы под презрением протестантов, смешанным с недоверием и злобой католиков.

Непопулярность может быть доказательством безупречности и храбрости, но она никогда не является доказательством благоразумия или политики; раны, наносимые общественному мнению, смертельны для государственных людей. Можно было бы напомнить о преждевременной и насильственной кончине многих знаменитых людей, которых не следует здесь называть.

Бесчестие, по мнению общества, может быть величайшей несправедливостью, но, тем не менее, оно всегда бывает причиной неудач и часто смертным приговором.

Зато несправедливость, нанесённая одному человеку, может и должна, если её своевременно не загладят, вызвать гибель целого народа или общества: это то, что называют криком крови, ибо в основе всякой несправедливости лежит зародыш человекоубийства.

Именно по причине этих страшных законов солидарности, христианство так настойчиво рекомендует прощение оскорблений и примирение. Тот, кто умирает не простив, бросается в вечность вооружённый кинжалом и обрекает себя ужасам вечного убийства.

В народе существует предание и непреодолимая вера в действенность отцовских или материнских благословений и проклятий. Действительно, чем теснее связи, соединяющие двух лиц, тем ужасней следствия ненависти. В мифологии головня Алтея, сжигающего кровь Мелеагра является символом этой страшной силы. Пусть же остерегаются родители, дабы не зажечь ада в собственной крови и не обречь своих на несчастье, не сжигая в то же время самого себя, и не становясь несчастными. Прощение никогда не бывает преступлением; именно проклятие всегда является злым поступком и большой опасностью.

© 2014-2017 Сергей Воробьев

0.17