«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун) — Аркан XIX

«Великие Арканы Таро» (Шмаков)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Курс Энциклопедии оккультизма» (Г. О. М.)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Ритуал Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
Изображения Аркана из различных колод
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII

19 ק Т
ФИЛОСОФСКИЙ КАМЕНЬ – ЭЛАГАБАЛ

ПРИЗВАНИЕ
СОЛНЦЕ
ЗОЛОТО

Древние поклонялись Солнцу под видом чёрного камня, называемого ими Элагабалом, или Гелиогабалом. Что означал этот камень, и каким образом мог он быть изображением самого яркого светила?

Ученики Гермеса, прежде чем обещать своим адептам эликсир долгожительства или порошок проекции, советуют им искать философский камень. Что же это за камень и почему именно камень?

Великий посвятитель христиан приглашает своих правоверных строить на камне, если они не хотят увидеть свои сооружения поваленными. Он сам называет себя краеугольным камнем и говорит са́мому верующему из своих апостолов: «Ты – Пётр [камень], и на сем камне Я создам Церковь Мою».

Этот камень, – говорят учителя алхимии, – есть истинная соль философов, которая на одну треть входит в состав Азота. Азотъ же, как известно, есть имя великого герметического действующего начала и воистину философского действующего начала; поэтому-то они изображают свою соль в виде кубического камня, как то можно видеть в «Двенадцати ключах» Василия Валентина или в «Аллегориях источника» Тревизана.

Так что же такое на самом деле представляет собой этот камень? А представляет он собой основание абсолютной философии, высший и непоколебимый разум. Прежде чем думать о металлическом деле, нужно навсегда утвердиться на абсолютных принципах мудрости, нужно обладать тем разумом, который служит пробным камнем истины. Никогда человек с предрассудками не будет царём природы и хозяином претворений [трансмутаций]. Итак, философский камень необходим позарез; но как его найти? Гермес учит нас этому в своей изумрудной скрижали. Нужно отделить тонкое от твёрдого с большим старанием и чрезвычайным вниманием. Точно так же мы должны отделить наши знания от наших верований и чётко разграничить области, принадлежащие науке и вере; хорошенько понять, что мы не знаем того, во что верим и что мы не верим больше ни в одну из тех вещей, которые мы узнали, и что, таким образом, веруемое по сути является неизвестным и неопределённым, тогда как совершенно противоположное надо сказать о познаваемом. Из этого надо заключить, что наука основывается на разуме и опыте, тогда как вера имеет своим основанием чувство и разум. Другими словами, философский камень – это истинная достоверность, которую человеческое благоразумие даёт добросовестным исследованиям и скромному сомнению, тогда как религиозное рвение даёт её исключительно вере. В действительности же она не принадлежит ни разуму без устремлений, ни безрассудным устремлениям; истинная достоверность – это взаимное согласие знающего разума с верующим чувством. Окончательный союз разума и веры будет достигнут не абсолютным их различением и разделением, но взаимным контролем и братским содействием. Таково значение двух столпов храма Соломона, один из которых называется Иахин, а другой – Воаз, один – белый, а другой чёрный. Они разные и раздельные, они даже на вид противоположны; но, если слепая сила захочет объединить их сближением, то обрушится свод храма, ибо разделённые они имеют одинаковую силу, соединённые же они представляют собой две взаимно уничтожающиеся силы. По той же причине и духовная власть тотчас же ослабляет себя, как только хочет узурпировать светскую, и светская власть падает жертвой своих захватов духовной власти. Григорий VII погубил папство, и цари-раскольники губили и ещё погубят монархию. Человеческое равновесие нуждается в двух ногах, миры тяготеют на двух силах, рождение требует двух полов. Таково значение Аркана Соломона, изображённого двумя столпами храма: Иахином и Воазом.

Солнце и Луна алхимиков соответствуют тому же символу и соучаствуют в совершенстве и в устойчивости философского камня. Солнце – это иероглифический знак истины, ибо оно – видимый источник света, а неотёсанный камень – символ устойчивости. Поэтому древние маги принимали камень Элагабал за самое изображение Солнца, и поэтому же и средневековые алхимики указывали на философский камень, как на первое средство делать философическое золото, т.е. превращать все жизненные силы, изображаемые шестью металлами, в Солнце, т.е. в истину и свет; такова первая и необходимая операция великого дела, ведущая к вторичным адаптациям и позволяющая, благодаря аналогиям природы, находить естественное и грубое золото творцам духовного и живого золота, владельцам истинных философических соли, ртути и серы.

Следовательно, найти философский камень – это значит открыть абсолют, как об этом, впрочем, и говорят все учителя. Абсолют же – это то, что не допускает больше ошибок; это – твёрдость летучего, это – упорядоченность воображения, это – самая необходимость бытия, это – незыблемый закон разума и истины; абсолют есть то, что есть. Но то, что есть, некоторым образом, есть прежде того, что есть. Сам Бог существует не без смысла [разума] и может существовать только в силу высшего и неизбежного разума. Следовательно, этот разум и есть абсолют; в него-то мы и должны верить, если хотим, чтобы наша вера имела разумное и прочное основание. В наше время смогли сказать, что Бог всего лишь гипотеза, но абсолютный разум отнюдь не гипотеза, он присущ бытию.

Святой Фома сказал: «Нечто справедливо не потому, что этого хочет Бог, но Бог хочет этого потому, что это справедливо.» Если бы святой Фома логически вывел все следствия из этой прекрасной мысли, то он нашёл бы философский камень и вместо того, чтобы ограничиться ролью ангела школы, он сделался бы её реформатором.

Верить в смысл [разум] Бога и в Бога смысла – это значит сделать атеизм невозможным. Атеистов создали идолопоклонники. Когда Вольтер сказал: «Если бы Бог не существовал, его надо было бы выдумать», он скорее чувствовал, чем понимал, в чём смысл Бога. Существует ли Бог на самом деле? – Мы ничего не знаем об этом, но мы желаем, чтобы так было, и потому-то мы верим в него. Таковым образом сформулированная вера есть вера разумная, ибо она допускает сомнение науки; и, действительно, мы верим только в то, что кажется вероятным, но что́ мы не знаем. Думать иначе – значит бредить; говорить иначе – значит говорить языком мечтателей или фанатиков. Но не таким людям обещан философский камень.

Невежды, которые совратили древнее христианство с его пути, заменив науку – верой, опыт – грёзами и реальное – фантастическим; инквизиторы, которые в течение стольких веков вели против магии истребительную войну, покрыли тьмой древние открытия человеческого ума; так что теперь нам приходится ощупью искать ключ к явлениям природы. Итак, все явления природы зависят от единого и незыблемого закона, также изображаемого философским камнем, и, в особенности, его символической формой, каковая есть куб. Этот закон, выраженный в каббале четверицей, предоставил евреям все тайны их божественной тетраграммы. Следовательно, можно сказать, что философский камень квадратен во всех смыслах, подобно небесному Иерусалиму св. Иоанна, и что на одной из его сторон написано имя שלמה, а на другой – имя Бога; на одной из его поверхностей – имя Адам, на другой Ева, затем имена Азотъ и Инци [Inri] на двух остальных сторонах. В заголовке французского перевода книги господина Нюизмана о философской соли, дух земли изображён стоящим на кубе, по которому пробегают огненные языки; вместо фаллоса у него кадуцей, а на груди его солнце и луна; он бородат, в короне и в руке держит скипетр. Это – Азотъ мудрецов на своём пьедестале из соли и серы. Иногда этому образу придают символическую голову козла Мендеса; тогда это – Бафомет Тамплиеров, козёл шабаша и слово-глагол гностиков; причудливые образы, послужившие пугалами невежд, после того как послужили для размышлений мудрецов, невинные иероглифы мысли и веры, послужившие предлогом для неистовых преследований. Как несчастны люди в своём невежестве, и как стали бы они презирать самих себя, если бы о нём узнали!

© 2014-2017 Сергей Воробьев

0.18