«Курс Энциклопедии оккультизма» (Г. О. М.) — Аркан XIII

«Великие Арканы Таро» (Шмаков)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Курс Энциклопедии оккультизма» (Г. О. М.)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Ритуал Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
Изображения Аркана из различных колод
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII

Содержание

Процесс посмертный
Как готовиться к смерти
Тренировка к экстериоризации
Трехпланный состав человека
Помощь развоплощающемуся элементарию
Воплощение элементария
Кармическая оценка родов смерти

Тринадцатый Аркан

Знак XIII-го аркана Mem (Mem); числовое его значение = 40; астрологического ему соответствия не имеется.

Иероглифом аркана служит фигура женщины, в качестве посредницы по трансформации плана жизни: ведь женщина осуществляет для своего плода переход от утробной жизни к жизни в земной атмосфере.

Картинка аркана дает нам фигуру Смерти в виде традиционного скелета с косой.

Здесь подчеркнуто значение Смерти как преобразовательницы Единой Жизни в области многообразия ее форм. Скелет косит коронованные и не коронованные головы, но под его косой из земли вырастают новые руки и ноги. Смерть лишь кажущимся образом что-то погашает в определенном плане: на самом деле она лишь трансформирует ценности этого плана. Ее нельзя поставить в аналогию с процессом сжигания кредитных бумажек без выпуска новых; ее скорее можно было бы уподобить процессу переплавки одних монет в другие. На картинке XIII-го аркана Смерть обрисована односторонне, частично, но безусловно аналитически законченно.

Обращаю ваше внимание еще на две детали в разобранной картине. Смерть изображается в виде оперирующего скелета. Но что есть скелет с символической точки зрения? Это то, что мы считаем наиболее коагулированным и наименее изменяемым в нашем теле; это, так сказать, производная тела по его твердости; это то, на что наращиваются остальные элементы тела. Следовательно, принцип смерти неразрывно связан с началом т.наз. прочных коагуляций, и притом связан цепью причинностей. Мы именно потому должны умирать, что когда-то захотели коагулироваться, и это заключение составляет непреложную истину математического характера. Истина эта стоит под покровительством Сатурна, как и все неумолимо-логические последствия наперед избранной посылки. Вот почему на талисманах Сатурна фигурирует скелет с косою; вот почему в обиходной обстановке череп и накрест сложенные кости так охотно избираются нами иероглифом девиза Memento mori. О необходимости разложения наших тел насмешливым образом напоминает нам именно то, что в чужих телах не успело разложиться, но что несомненно также осуждено на разложение и выветривание. Доделанная картина смерти обратилась бы в картину новой жизни, а недоделанная подчеркивает тот переход, который мы именуем смертью. Накрест сложенные кости, этот мрачный кватернер, служит последним вызовом коагулирующих гномов утончающим саламандрам, последней угрозой стеснения астросома физическим телом при посредстве обязательной для связующего их фантома деятельности по разрушению последнего. Кость кричит Личности: "Ты имела опорную точку и благодаря ей оперировала магически; так теперь в наказание будь связана с этой опорной точкой, пока ты не отдашь природе коагулированных тобою же элементов. Ты не будешь иметь полной свободы астральной жизни, у тебя останется маленькая земная забота. Ты не мгновенно перейдешь от трехпланной жизни к двухпланной; ты познаешь переходную стадию и дашь ей имя Смерть".

Вот что говорит картинка; об этом не вредно будет подумать.

При анализе аркана мы постараемся принять в соображение все эти пункты и начнем его с простого описания процесса смерти человеческой особи так, как он понимается в житейском обиходе.

Тело отдельного человека по его воле (самоубийство), или по воле другой пентаграммы (насильственная смерть), или по смешанным причинам (законы природы, столкновения с чужими волевыми импульсами, собственная неосторожность, собственные законные порывы, ведущие к увеличению траты жизненных сил, и т.д. и т.п.) стало непригодно к выполнению жизненных функций физического плана. Астросом борется с неисправностями этих функций, цепляется за малейшие предлоги к продлению жизни тела, как целого, в физическом плане (агония), но в конце концов вынужден покинуть тело, как непригодный механизм, и начать новую двухпланную деятельность, именуемую промежутком между инкарнациями.

Переход охарактеризован, но в нем несколько фаз. В данном элементарном курсе мы не задаемся целью исчерпать теоретическое и практическое значение всех этих фаз для Посвященного, естественно желающего подготовить самого себя к их прохождению и облегчить таковое ближним соответствующими магическими операциями. Все это относится к специальному курсу магии, и многое из этого я постеснялся бы вам раскрыть.

В этом начальном курсе я хочу ответить лишь на три вопроса: 1) какими мы владеем методами для изучения самого вопроса о процессе смерти; 2) каков общий характер разумной самоподготовки к переходу в другой план; 3) каков общий характер приемов помощи умирающим, если это слово понимать сообразно освещению фактов, доставленному нам Посвятительными учениями.

На первый вопрос я отвечу: мы прежде всего имеем дело с показаниями сенситивов природных или искусственно настроенных (ясновидение по внушению или самовнушению), наблюдавших шестым чувством картину смерти; во-вторых, мы имеем закон аналогий, позволяющий нам изучением более грубого и доступного органам физических чувств процесса перехода от утробной жизни плода к жизни ребенка в атмосфере разыскивать аналогии фаз этого процесса в процессе смерти и тем удобно располагать вопросы, ставящиеся оператором сенситиву или сенситивом самому себе. Ведь важно не только наблюдать картину смерти, но и знать, на чем остановить в ней внимание, что из нее запомнить, что от чего разграничить; в-третьих, мы имеем каббалистические приемы изучения вопросов a priori ресурсами посвятительного алфавита, которые опять-таки могут привести к постановке отдельных вопросов и разграничению фаз наблюдаемого в частных случаях процесса.

Субъекты, настроенные на сенситивность, свидетельствуют о том, что процесс смерти, строго говоря, с оккультной точки зрения начинается как раз в тот момент, когда врачи заявляют, что субъект умер. Прекращение сердцебиения и начало остывания тела совпадают с первою фазою окончательной экстериоризации астросома. Сначала сенситивам видно отделение астрала конечностей (преимущественно нижних). Затем идет отделение астральных элементов, управляющих частями туловища. Наконец начинается экстериоризация головных частей астросома. Наблюдатель констатирует отделение астральной фигуры, удаление ее от тела, с которым она остается соединенной как бы пуповинною нитью, местом входа которой служит т. наз. "отверстие Брамы" в задней части головы. Вслед за пуповиной медленно выходит то, что можно назвать "астральным телом", если уж придерживаться акушерской терминологии, вполне оправдываемой сделанной выше ссылкой на закон аналогии процесса смерти с процессом рождения в плане атмосферического восприятия. Весь процесс "родов в астраль" продолжается в среднем для взрослого человека около 48 часов. Но в течение как этого времени, так и последующих 10 - 40 суток умирающему приходится приноравливаться ко многому и переживать многофазные впечатления.

В начале, т.е. в периоде непосредственно следующем за агонией, он переживает трудности самого отделения астрала, тем чувствительнейшие, чем он меньше умел в течении инкарнации отделять медитацией свою Личность от бренной оболочки, в которой она была воплощена. Страдания, испытываемые им в этой фазе, носят характер тяжелого расставания с тем, что он привык считать наисущественнейшей реальностью. Для него в это время, так сказать, разрушается сложный комплекс дорогих ему иллюзий. Как только он освоился с этим разрушением и как бы примирился с необходимостью путешествия в мир других впечатлений, он начинает ощущать неудобства этого путешествия. Прежде всего ему приходится стать лицом к лицу с миром астральных форм элементалей. Этим я хочу сказать, что его личности приходится знакомиться с клише, касающимися вопроса о разграничении деятельности астросома в строгом смысле этого слова, т.е. Ruach, от деятельности фантома, т.е. элемента Nephesh. Фантому предстоит заняться задачей возвращения элементам составных частей тела, т.е. прогрессивным его разложением. Элемент Ruach будет занят анализом форм, в которые облекались, с одной стороны, восприятия жизненных впечатлений в истекшей инкарнации (-), а с другой - волютивные импульсы инкарнированной личности. Когда этот анализ будет закончен, то душе придется созерцать (+) клише трех планетных токов, которые могут в последующих инкарнациях исправить дефекты предыдущих, способствуя созиданию всеоружия синтетической личности, долженствующей рано или поздно приобрести то, что мы называем термином "мудрость".

Как вы видите, задачи фантома и души Ruach заданы в форме бинера, который и должен быть нейтрализован элементарием приемом медитации в области двухпланной жизни. Но вся беда в том, что медитация эта на первых порах страшно затруднена самой астральной средой. Допустим, что наш элементарий уже пробился, как говорят, через слой уродливых элементалей, напоминающих ему о составе его бывшего тела. Попросту сказать, положим, что он уже определил свой фантом и отделил от его задач задачу Личности. Он тогда попадает в сферу элементариев низших организмов (животных, растений, минералов и т.п.), которые окружают его клише вопросов усовершенствования физических органов своих будущих инкарнаций. Для этих низших элементариев, торопящихся инкарнироваться вновь, эти вопросы являются весьма существенными. Эти астральные зверьки и растения соединяются в цепи для формально-эгрегорического проведения своих задач. Человеческому элементарию надо приноровиться к быстрому прохождению этой области, которая научит его лишь отдельным приемам, клонящимся к усовершенствованию органов чувств в будущей инкарнации.

Теперь он до некоторой степени запасся сведениями о том, с какими органами ему надлежит родиться для более утонченной борьбы за существование в третьем плане. Но дело не в этом; дело в герметическом усовершенствовании. Кажется - чего легче!- Ruach отделена от старого Nephesh'а и может себя критиковать. Не тут-то было! Ее ожидает соблазн "темного конуса". Ведь она теперь стоит лицом к лицу с инволютивным током Земного Астрала. Он отстаивает инволютивные цели Планеты и имеет опорной точкой Тело Планеты. Бедная Ruach только что сказала сознательное "прощай" бывшей опорной точке своей пентаграммы, и теперь сама Земля ее как бы инвольтует. Вы скажете, что Ruach может быть пентаграмматически сильнее самой Планеты, и тогда ей не страшна опорная точка последней.- Да, это так, если пентаграмма принадлежала адепту. Но если ее владелец вовремя не расчистил области своих желаний и восприятий, если он равной астральной силы с Планетой, то она жестоко ему отомстит за участие в культуртрегерской деятельности воплощенного Человечества. Она ему скажет: "Ты со мной боролся, как член Великой Цепи Земных Людей, избравших чистые девизы; но ведь ты в отдельности не всегда был им верен, ты иногда желал дурного, ты опирался на элементы солидарности, преследуя эгоистические цели; так теперь, когда ты живешь в двух планах, тебя в сфере моего влияния потянет, по законам притяжения параллельных течений, в темный конус клише дурных желаний; в ту кладовую, где они у меня конденсированы ради заражения ими тех, кто может в дальнейшем, в силу обладания ими, быть моим временным союзником и задержать ход Эволюции. Ты, может быть, засядешь там; густые и темные клише заставят тебя забыть желание отделить Ruach от Nephesh'а; ты создашь себе новый фантом, хуже старого; ты не устремишься в высшую школу созерцания клише среднего астрала (там шансы добраться до HeVauShinHeJod и спасти следующую инкарнацию); я надеюсь, что тебя соблазнит моя школа эгоизма; я научу тебя в темном конусе новым комбинациям, могущим облегчить тебе эгоистические наслаждения; я заключу с тобой пакт; вместо того, чтобы падать временно с лицом, обращенным вверх, ты будешь падать сознательно и смотреть вниз, в воронку моих инволютивным стремлений; оставайся при мне, не пробивай своим стремлением моего тока, не стремись туда, дальше, где запасы дополнительных планетных влияний".

И горе тому, кто не сумел одолеть Великого Змия Планеты и устремиться к Медному Змию Искупительного Клише. Он инкарнируется скорее, но какой в этом толк? Он станет слугой инволюции.

Но если вы победили инволютивный ток, то вам остается лишь обострять упражнением свои созерцательные способности в астрале, чтобы стать достойным студентом того Мирового Университета, в котором почерпаются планы будущих искупительных поступков и чистых порывов к Абсолютной Истине.

Вот что делается с умирающим и умершим, и вот какие мытарства проходятся им в сравнительно короткий срок. Вы меня спросите: "Неужели все эти подробности получены исключительно путем применения шестого чувства отдельными личностями?"

Конечно, этого метода недостаточно было бы для полного установления вышеприведенных тезисов. Здесь сильно помогла Каббала, позволяющая при умелом применении ее методов проникать в тайны загробной жизни. Установление данных так называемой Пневматики по этим вопросам и развитие приемов умелого комментирования этих данных не может войти в этот курс. Я только хочу мимоходом упомянуть, что умелая каббализация Книги Сефер Иецира и непосредственное штудирование обширных комментариев Зогара дает очень много разъяснений по вопросу смерти.

Помимо всего этого я, забегая несколько вперед, укажу еще на метод изучения того же вопроса с помощью личных экстериоризаций в средний астрал, механизм и фазы восприятий которых лишь мелкими деталями отличаются от таковых же в процессе умирания.

Перехожу ко второму, намеченному мною в начале изложения этой статьи. Как адепт эзотеризма должен готовиться к смерти?- Да прежде всего он не должен забывать, что таковая неминуемо наступит; не должен закрывать глаза, встречая в жизни постоянное напоминание о ее кратковременности. Ведь Масонскому Мастеру в самой церемонии его посвящения приказывают "помнить смерть". Раз мы будем рассматривать всю земную инкарнацию как маленькую подготовку к смерти, нам нетрудно будет внимательно отнестись к этой части посвятительной тренировки, которая, не имея практических приложений в третьем плане, играет роль лишь подготовки к двухпланному бытию. Медитация, направленная к отделению Личности от ее оболочки, к сознанию того, что жизнь человеческого "я" лишь одета в физический план, но, по существу, протекает в плане астральном, и будет азбукой упомянутой подготовки. Под словом "сознание" я разумею в этой фразе не формально-теоретическое допущение возможности жизни в астрале, не простое согласие не опровергать при случае фразы о бессмертии души; даже не логическую убежденность в независимости "я" от строения физической оболочки, а нечто большее - умение непрерывно чувствовать раздельность Личности и тела, чувствовать, что Личность может очень сильно проявляться и превосходно себя анализировать даже в слабом и страдающем теле; что самая слабость и страдание способствуют упомянутому сознанию, что они стесняют лишь в сфере реализации, а отнюдь не в сфере самочувствия и этического самопонимания; что родина Личности - те планетные токи, к которым она тяготеет, а отнюдь не та физическая обстановка, в которой обретается тело; что душе неуютно в теле, что ей противны коагуляты, столь несовершенно соответствующие в физическом плане нехрупким, устойчивым, непрерывным в своем строении формальным порождениям астросома. Надо приучиться постепенно отдавать предпочтение более тонким реализациям перед плотными, например, жидкому состоянию материи перед твердым, газообразному перед жидким, радиальному перед газообразным. Надо почувствовать, что геометрическая форма живее и более сродни нашему "я", нежели физическое тело, которому мы на словах приписываем эту форму.

Выработав в себе привычку к медитации в этом направлении и поддерживая ее чтением классических источников по Каббале и Магии, а равно и общением с людьми, работающими в одном с нами направлении, мы можем начать систематическую подготовку к процессу экстериоризации своего астросома.

Прежде займемся чисто физической частью тренировки. Как общий тезис приведу вам следующее замечание: все те упражнения, которые влекут за собой прекращение заботы о нормальности функции того или другого органа, той или другой группы органов, или о нормальности обмена между телом и внешней природой каких-либо элементов, частично способствуют легкости позднейших упражнений по экстериоризации астросома.

Так, например, упражнение в задержке дыхания, в произвольном изменении темпа сердцебиения; в сообщении силой воли нечувствительности к боли какой-либо части тела; в воздержании от сна, в произвольном засыпании; в умении только слышать, не видя и не осязая; в умении воспринимать впечатления только органом зрения при полном пренебрежении акустическими данными, в умении продолжительное время воспринимать органами чувств только ощущения определенных тональностей или тембров, напр. голос одного определенного человека, предметы одного, наперед задуманного цвета или одной формы и т.д.

Вам будет понятна роль этих упражнений, если я прибавлю, что экстериоризация (произвольная или непроизвольная), вообще говоря, наблюдается лишь в состояниях летаргического или каталептического характера. Конечно, недостаточно уметь вызвать усилием воли или наркотиками состояние каталепсии в себе или других, чтобы получить эффект экстериоризации астросома. Главное тут - не обстановка, а умение пожелать выйти из тела, т.е. точно определить свое "я", не примешав к нему элементов, которым трудно быть отторгнутыми от плана физических реализаций. Мысль о предмете нашего обихода, о любимом вкусе или запахе, о приятности пребывания в здоровом теле могут помешать удаче упражнения.

Так или иначе, я чувствую себя обязанным указать какую-нибудь схему упражнений, могущих повести к астральному выходу, который я рассматриваю как наилучший прием примирения с областью смерти и ознакомления с ее первичными (а иногда и дальнейшими) фазами.

Упражнения эти можно группировать весьма различно, и я никому бы не советовал раболепно-педантично применять приводимую схему. Она сообщается лишь к сведению, и каждый из вас сумеет ее изменить, дополнить или уравновесить, в зависимости от уже приобретенных им положительных качеств или недостатков, а также от присущих ему особенностей взаимоотношений тела и астросома и самого состояния физического тела.

Первая группа упражнений.

Умение переутомлять физические органы, не уступая их реакциям.

Умение противоречить своим физическим вкусам и даже прямым потребностям.

Умение разочаровывать себя по произволу в получаемых физических наслаждениях в самый момент их получения.

Умение вызывать впечатления таковых наслаждений, не испытывая их на самом деле физическими органами.

Умение отделять астральные атрибуты физических тел по произволу (например, глядя на деревянный куб, отдавать себе отчет лишь в геометрической его форме, совершенно не воспринимая впечатления его цвета, сорта дерева, из которого он сделан, и т.д.).

Вы видите, что упражнения этой группы клонятся просто к образованию сознательной Пентаграммы в человеке, т.е. к отчетливому формированию элемента, который придется выделять.

Вторая группа упражнений.

1. Медитировать события, которые наша логика заставляет нас предполагать происходящими вдали от нас в пространстве или во времени.

2. Медитировать детали событий, о которых мы в состоянии судить в общих чертах, опираясь на неполные показания одного из органов чувств (напр., я вижу, что вдали от меня рубят деревья, и медитирую невидимое для меня движение рук, применяющих топоры).

3. Медитировать события чисто воображаемые. Лучше всего упражняться в медитации воображаемых путешествий; путешествия эти обдумывать детально, в особенности в сфере применения нами ресурсов нашего тела (движение рук, ног, присматривание к предметам и т.п.).

4. Медитация воздыхания о другой, утраченной нами, более свободной жизни, в которой мы не были стеснены ни пространством, ни временем. Эта медитация чаще всего проводится в следующей форме: сидя у окна или, что еще лучше, лежа на спине в теплый ясный летний вечер, пристально вглядываться в небо, думать о пространстве и времени, настроить себя презрительно как по отношению к ним, так и по отношению к собственному телу, свободная поза которого помешает ему отзываться на ощущения, могущие отвлечь нас от медитации.

Вы видите, что упражнения второй группы направлены к выработке в человеке презрения к третьему плану. В первых двух упражнениях мы сосредоточиваемся на презрении к методу экспериментирования органами чувств; в третьем упражнении мы презираем пространство, а в четвертом - еще и время.

Третья группа упражнений.

1. Упражнения в телепатии, т.е. в передаче другому лицу, отделенному от вас достаточным расстоянием, геометрических форм, анимических настроений и даже идей. О телепатических упражнениях будет подробно сказано в XV-м аркане. Здесь я удовольствуюсь утверждением, что телепатия сводится к астральному общению с другой личностью и поэтому (строго говоря) уже является частным случаем экстериоризации отдельных астральных ганглионов.

2. Моноидеистическое сосредоточение на желании видеть во сне определенные формы.

Прием моноидеизма есть попросту частое возвращение к определенному вопросу в определенной его формулировке в течение дневных и вечерних медитаций, причем этому вопросу отдается временно предпочтение перед другими интересами. Вы, т. ск., в течение дня много раз говорите себе: "я сосредоточиваюсь на желании видеть то-то во сне, получить ответ на такой-то вопрос, проникнуть в механизм такого-то процесса, экстериоризовавшись войти в общение с такой-то сущностью, и считаю это дело самым важным впредь до исполнения моего желания".

3. Самовнушение на способность к экстериоризации, проведенное в одной из указанных мною в пятом аркане форм.

4. Элементарная теургическая операция, ну хотя бы простая, сознательная и теплая молитва о даровании способности экстериоризоваться.

5. Призыв на помощь какого-либо мощного Эгрегора.

6. Вызов в себе прогрессивного каталептического состояния (начиная с ног); когда дойдем до области сердца, то экстериоризация становится возможной, если она подготовлена медитацией. Многие вызывают каталепсию простым приемом самоубеждения в том, что сначала экстериоризуется астрал ног, потом астрал полости живота, и так доходя до области солнечного плексуса, после чего наступает феномен экстериоризации.

7. Попытки применять наркотики для вызова соответствующих их свойствам полулетаргических состояний. Лучше других средств - вдыхание паров серного эфира или прием эфира внутрь в каплях водного или спиртового раствора. Конечно, это средство, как и ему подобные (см. XV-й аркан), применимо не для всех организмов, да и вообще нежелательно, так как не входит в сферу ресурсов, указанных Великим Магическим Арканом.

8. Подход медитацией к картине, за представлением которой когда-либо для данного субъекта случайно уже наступала экстериоризация, иными словами, расчет на привычку экстериоризоваться при определенных астральных условиях.

9. Повторение времяпрепровождения в физическом плане, когда-то уже вызвавшего непроизвольную или облегчившего произвольную экстериоризацию, т.е. расчет на привычку физического тела отпускать астрал при определенных условиях. Вы, положим, случайно экстериоризировались во сне после переутомления ходьбой. Вы пробуете переутомиться вновь этим же упражнением и сосредоточиваетесь на желании экстериоризоваться, ложась спать после этого.

10. Обращение к другому лицу с просьбой внушить вам гипнотически или магнетически экстериоризацию.

11. Пребывание в цепи лиц, устроивших магический сеанс. Этот прием подходит медиумическим субъектам, испытавшим на себе влияние данной цепи в форме выгона астросома.

Упражнения третьей группы, как вам ясно видно из их перечня, поставлены в зависимость от предварительной тренировки упражнениями первых двух групп.

Я ничего не говорю в отдельности о традиционной экстериоризации при помощи определенных сетрамов или мантрамов, ибо употребление сетрама сводится к номерам 8-му или 4-му, а пользование мантрамом к номерам 5-му или 4-му.

Человек, удачно скомбинировавший упражнения вроде предыдущих, в конце концов добьется экстериоризации произвольной (в определенный момент, им выбранный) или непроизвольной (такой момент, когда он этого, может быть, и не ожидает). При этой экстериоризации, если в экстериоризующемся выработано активное внимание к тому, что с ним совершается, он ясно ощутит следующее: прежде всего сознание, что совершается процесс отделения личности от тела - человек, так сказать, видит (или, по крайней мере, различает шестым чувством) наличность своего трупа, как чего-то не входящего в его "я"; затем наблюдается присутствие астральной пуповины, т.е. чего-то, связывающего энергетическую личность, отделенную от тела, с элементом энергетическим же, но еще занятым жизненными функциями тела. Этот второй элемент и есть то, что мы называем "астральным местом". Когда мы, вернувшись в тело после экстериоризации, начинаем расценивать полученные впечатления, переводя их на язык зрительных ощущений, то мы утверждаем, что видели пуповину, соединяющую нас с телом, входящею в последнее не около отверстия Брамы, как в случае смерти, а около солнечного сплетения. При этом многие отчетливо расценивают то, что они называют "толщиной пуповины". Эта толщина оказывается тем меньше, чем выше подплан астрал, в который удалось экстериоризоваться.

Внимательный адепт при экстериоризации астросома, отдав себе отчет в положении своего физического тела и пуповины, его с ним связывающей, вслед за тем воспринимает астральным чувством астросомы предметов, окружающих его тело; затем получает восприятия сферы элементалей, про которые рассказывает, что они представлялись ему в виде довольно уродливых и причудливых фигур, - это просто беспристрастный анализ элементом Ruach грубости и несовершенства функций элемента Nephesh. Далее следует фаза ознакомления с подпланом элементариев животных, вырабатывающих планы совершенствования своих органов в грядущих инкарнациях; эта область переводится на образы, внушающие меньше отвращения, но все же малоэстетичные - ведь совершенствование органов базируется не на астральной гармонии, а на целесообразности в плане реализаций, и потому не может обрадовать и удовлетворить личность, настроившую себя на презрение к физическому плану. После этого наступает встреча с мощным инволютивным током земного астросома. Строго говоря, при правильной подготовке к экстериоризации борьба с этим током не должна быть особенно затруднительной; но как часто случается, что научившийся презирать детали эгоистических стремлений не подготовлен еще к презрению их синтеза. Как часто дитя планеты, сознавшее и определившее свою личность, не решается применить ее ресурсы к отречению от общего строя низших вихрей ее жизни! Трудно порвать с соблазнами, даже зная, из каких несовершенных и иллюзорных материалов они сотканы! Кто не выдержал борьбы со Змием Планеты, того ток ее затягивает в "темный конус", где ему приходится критиковать свои недостатки порознь, сознавая свое бессилие одолеть их совокупность. Впечатление до крайности тягостное, влекущее за собой на продолжительное время после экстериоризации ослабление веры в самого себя, мизантропию и меланхолические настроения, часто переходящие в озлобление и даже в желание сознательно обратить личность на служение инволютивным целям. В последнем случае, если хотите, можно сказать, что личность заключила пакт с "темным конусом". Но оставим гипотезу попадания в "темный конус" и допустим, что мы преодолели Астрального Змия и выбрались в свободный средний астрал нашей Солнечной системы. Здесь идет расценка всех планетных токов в разнообразнейших их комбинациях. Здесь ясно сознается принцип гармонии, к которому надо стремиться нашей личности; здесь последняя увидит, чего ей недостает для формирования реализации этого принципа, что в ней однобоко, чего в ней совсем нет. Здесь же начнется и планировка тех реализаций физического плана, которые послужат опорными точками исправления упомянутых дисгармоний Герметическим Деланием.

Далеко ли можно зайти в астральном плане в стремлениях удовлетворить свою любознательность по вопросу о посмертных странствиях? На это Розенкрейцерские Школы говорят нам: Адепт, искренно и бескорыстно стремящийся к познанию этих тайн, может дойти в своем астральном Посвящении до порога "второй смерти".

Что это за вторая смерть? Чтобы дать ответ на этот вопрос, я предложу вам рассмотреть девятиричную схему строения человеческой сущности. Ведь сущность эта трехпланна. По закону отражений каждый план имеет, так сказать, представителей в других планах, а потому человеческая особь представляется нам в следующем:

Ментал в ментале.
Астрал в ментале.
Отражение физического в ментале.
 
Ментал в астрале.
Астрал в астрале.
Отражение физического в астрале.
 
Отражение ментала в физическом.
Отражение астрала в физическом .
Физическое само по себе.

Вот что дает чисто логический, априорный анализ вопроса. На практике мы не в состоянии бываем шестым чувством, подкрепленным логическими руководящими нитями, различать все девять элементов. Отражение физического в астрале нам трудно отделить от отражения астрала в физическом (по несовершенству шестого чувства). Равным образом, нам трудно отделить отражение физического в ментале от отражения ментала в физическом (вероятно, по недостаточной отчетливости всего комплекса функций нашего логического аппарата).

Выходит, что тренированный адепт практически различает в составе человека лишь семь элементов:

1) ментал в ментале;
2) астрал в ментале;
3) связь физического с ментальным;
4) ментал в астрале;
5) астрал в астрале;
6) связь физического с астральным;
7) физическое само по себе.

В воплощенном человеке эти семь элементов вы должны представить себе связанными между собой. Когда седьмой элемент износится и не в состоянии будет служить опорной точкой высшим элементам, то происходит изучаемая нами первая смерть. Это разрыв нашей цепи на шестом элементе. Седьмой элемент обращается в труп, а шестой - в его фантом. Высшие пять элементов учатся в астрале, вновь вырабатывают себе при помощи воронок вихрей зачатия шестой и седьмой элементы, т.е. вновь воплощаются, вновь умирают первой смертью и т.д. до тех пор, пока пятые элементы их не стали настолько гармоничны, чтобы перестать подчиняться притяжению упомянутых нами воронок (ведь гармоничное целое владеет самодовольством, как всякое андрогинное, а потому и не поддается на удочку аттракции вниз). Для такого элементария астральная жизнь сводится уже не к планировке будущей физической, а к утончению пятого элемента путем воздействия на него четвертого. Но, делая формы (пятый элемент) все более и более идейными (четвертый элемент), мы в конце концов доведем их до состояния, исключающего возможность частностей формальных переходов к физическому. В компании слишком тонких четвертого и пятого элементов не может жить третий элемент. Раз элементарий перестал готовиться к физической жизни, в нем начинает выветриваться третий элемент. Выветрившись, он естественно приводит элементария ко второй смерти. Трупом в процессе второй смерти явится пятый элемент, и его фантомом - четвертый элемент. Чтобы ясно представлять себе этот процесс, проведите аналогию его в истории искусств, где в некоторых случаях трупом является гармонический стиль, а его фантом - руководящая идея этого стиля.

Новая, почти однопланная сущность состава, ментал в ментале + астрал в астрале, и будет полюсом будущей андрогинной клеточки реинтегрированного Адама Протопласта. Я говорю "полюсом" клеточки, а не "клеточкой", ибо для того, чтобы составить андрогинную клеточку, наша сущность должна дождаться второй смерти души-сестры, если соединение этих двух полярностей не произошло в астрале, что составляет наиболее частый случай. Многие даже и не допускают возможности одиночной второй смерти мужской или женской души. Действительно, представление гармонического состояния пятого элемента трудно логически сочетать с однополым состоянием души.

Вы заметили, что я говорил лишь о восприятиях форм при экстериоризации, не заглядывая в область практических приложений таковой к реализационному плану. Это сделано умышленно, так как второе я отнесу к XV-му аркану.

Не следует думать, что суть подготовки к смерти нераздельна с умением применять механизм Экстериоризации. Дело не в том, чтобы при жизни самому все перевоспринимать шестым чувством, а в том, чтобы знать (или верить), что нас за гробом ждут определенные этапы перехода к новому бытию. Теплая вера может заменить знание. Ведь знакомство со сферой астросомов элементалей сводится к точному признанию бывшего нашего рабства элементам; знакомство с подпланом органического совершенствования животных и растительных элементов сводится к отчетливому сознанию будущего рабства тем же элементам в течение следующей инкарнации; борьба со Змием сводится к сознанию необходимости рано или поздно оторваться от эгоизма, диктуемого нам условиями жизни на планетах; а созерцание клише среднего астрала сведется к признанию необходимости гармонического самосовершенствования. Кто этому верит не на словах, а в глубине сердца, тот всегда сумеет в течение земной жизни установить прочную связь с одним из мощных эволютивных эгрегоров, который его направит через все этапные слои и вытянет из объятий Змия. Верить и молиться - великая помощь в деле подготовки к умиранию.

Займусь теперь вопросом о том, как знающий и верующий человек может облегчить другому сложный процесс умирания. Помощь здесь может быть троякая: можно или научить, или воспитать, или поддержать.

Если мы имеем дело с лицом, питающим к вам неограниченное доверие, то вам нетрудно будет повторить ему то, что я вам сообщаю, и тогда он процессом продолжительной медитации усвоенного, облегчит себе в значительной мере трудность ориентировки в переживаниях смертного часа.

Если у вас есть время заняться систематически развитием интуиции ближнего, его сенситивности, его способности к самоопределению как личности, то вы, конечно, для такого брата сделаете больше, чем в первом случае: вы доведете его до возможности воспринять самому часть картин, мною обрисованных.

Но положим, что вам пришлось случайно напутствовать кого-нибудь в потусторонний мир, что вы не имели возможности установить никакой предварительной подготовки. Тогда вам остается, по праву (и долгу) братской солидарности всех клеточек Адама Протопласта, придти на помощь ближнему умелым обращением с его телом магическими операциями, могущими поддержать деятельность его астросома, и теургическими приемами, имеющими возжечь светильник Истины для освещения его трудного пути. Детали этих операций, конечно, относятся к специальному курсу Магии, но и здесь можно дать маленький очерк, определяющий общую тональность и методы подаяния помощи.

Не забывайте, что смерть с оккультной точки зрения начинается тогда, когда медицина признает ее свершившимся фактом. Чтобы не затруднять и не задерживать самого процесса рождения в астрал, не трогайте, не сдвигайте тела по крайней мере в течение шести часов; не манипулируйте с телом в это время: не допускайте присутствия лиц, флюиды которых, будучи несимпатичными умершему, могли бы стеснять работу его астросома; не беседуйте о делах материального плана - ваши беседы могут быть восприняты не только шестым чувством умирающего, но даже подобием физических органов, реализованных его фантомом. В последующий период, по крайней мере тоже шестичасовой (часто более продолжительный), представляйте себя лицом, провожающим отъезжающего в другой план, твердо решившегося на свое путешествие, но нуждающегося в ласковом "прости" со стороны тех, которые еще владеют опорной точкой физического тела. Пусть он, вынужденный созерцать бывшее свое рабство элементалям, бывший источник слабости, сознает и чувствует, что на этот же план элементалей опирается его брат при совершении магической операции, имеющей целью быстрейшую эмансипацию умирающего от клише сферы элементалей. В дальнейшие периоды, вплоть до сорокового дня, в этом элементарном курсе я посоветую лишь одно: молиться об умершем, настраивать себя на солидарность с его интересами, но тщательно избегать клише отчаяния, сознания невозвратимости потери и безнадежной скорби во всех ее видах; еще хуже и преступнее допускать в себе порождения клише тех материальных ущербов, которые повлекла за собой для нас смерть ближнего. Это может сильно ему повредить в период борьбы со Змием. В молитвах и магических операциях тщательно удерживайте тон Эгрегоров эволютивного типа, к которым был близок умерший.

Поговорив о смерти как перемене числа планов в составе человеческой особи, я, естественно, должен посвятить несколько строк и обратной перемене такового числа, именуемой "воплощением элементария". Пусть элементарий отбыл свой срок пребывания в среднем астрале Солнечной Системы или даже только в темном конусе; пусть те индивидуальные цепи двухпланных сущностей, заведующих инволюцией, которым мы даем название Spiritus Directores (или Архонты), определили картину испытаний искупительного свойства, предстоящих нашему элементарию; иначе сказать, пусть притяжение к воронкам вихрей нижнего астрала уже не преодолевается в данном субъекте стремлением досмотреть, что нужно, в Школе клише среднего астрала, а только направляется в ту или другую воронку в зависимости от уже высмотренных назиданий. Вихревая воронка, втягивающая элементария, порождена магической операцией coitus'а его будущих земных родителей. Выбрана будет та воронка, в которой элементарию подойдут астральные элементы типа родителей и зодиакальные особенности их тел. Подбор планетный важен для сохранения стремлений, являющихся последствием учения в астральной школе; подбор зодиакальный важен с точки зрения соответствия богатства или бедности физических ресурсов будущего тела с задачами, предначертанными ему искупительной Кармой. Втягиваясь в воронку, элементарий формирует окончательно свой Nephesh, уже обрисованный им общими штрихами в астрале. Легкость формации Nephesh'а обусловлена упомянутыми мною соответствиями типов родителей. Удобство работы Nephesh'а по образованию тела облегчено наличностью периода утробной жизни плода, в которой борьба с противоречащими стремлениями типа влияния сведена к minimum'у энергетической протекцией астросома матери и физической протекцией доставления готовых коагулятов организмом матери. Момент рождения, т.е. открытого вступления в борьбу с внешними влияниями, играет большую роль в жизни, т.к. самый факт неопытности вновь инкарнированного в этой борьбе делает его хоть на миг пассивным по отношению к атакующим его планетным и зодиакальным токам, уже не отражаемым материнским астросомом. Вот почему в XVII-м аркане в отделе астрологии мы будем придавать первенствующее значение этому моменту.

Разработав бегло очень частный случай разверстки XIII-го аркана - случай смерти отдельной человеческой особи, я могу безбоязненно приступить к выработке трех заголовков аркана, вульгарное название которого "la Faux" (коса), а научное - Mors (смерть).

Мы уже видели, что идея смерти самой картинкой аркана связана с идеей возрождения. В применении к Архетипу этот аркан вызовет лишь представление о том, что Архетип (имеющий аналогией Настоящее в треугольнике d'Olivet) совсем не помирает и, следовательно, непрерывно является возрожденным по существу. Отсюда заголовок - "Immortalitas in essentia" или "Permanentia in essentia". Применение аркана к Человеку уже навело нас на детальный анализ заголовка "Mors et Reincarnatio". Остается применить аркан к Природе, в которой непрерывно исчезает одно и возрождается в форме другого. Но как назвать это непрерывно возрождающееся начало, сохраняющее в замкнутых системах свое количественное значение, несмотря на протеизм своих форм? Это начало - энергия, и третьим заголовком мы напишем "Transmutatio energiae" или, сохраняя терминологию Гельмгольца, "Transmutatio virium". Интересно, что т.наз. принцип сохранения энергии был впервые сформулирован человеком, специальность которого принуждала его к изучению фаз болезни и смерти (д-р Мейер).

Теперь ничто не препятствует нам приступить к арифмологическому анализу аркана.

13 = 1 + 12.

Трехпланная сущность (1) и необходимость жертвы в физическом плане (12) приведут к идее смерти (13). Этот анализ намекает на возможность смерти, добровольно принятой как жертвы.

13 = 12 + 1.

Здесь не трехпланная сущность добровольно отдает свой третий план, а, наоборот, зодиакальная жизнь (12) порождает смерть, отнимая третий план у сущности (1).

13 = 2 + 11.

Полярность добра и зла (2), применяя силу (11), может породить смерть (13). Это формула насильственной смерти.

13 = 11 + 2.

Сила (11), вполне реализованная, вынуждена выбрать один из двух полюсов своего применения (2). Это формула Кадоша - или будь горячим, или будь холодным, если в тебе есть сила. Но ведь Кадош знает, что формула его бытия неявно заключена в формуле зародыша этого бытия, т.е. в степени Масонского Мастера, которому говорили: "Помни смерть" (13).

13 = 3 + 10.

Понимание производительной метафизики Гермеса (3) + сознание гармоничности функций Мировой Мельницы (10) вполне примиряют с идеей смерти (13). 3 + 10 - это формула естественной смерти, как элемента вытекающего из нормально-эволютивного миросозерцания.

13 = 10 + 3.

Это опять естественная смерть, но взятая с обратной точки зрения, с точки зрения чисто эмпирической. Колесо сфинкса (10) повернулось, и этот поворот родил (3) нечто новое.

13 = 4 + 9.

Авторитет (4) Посвящения (9) обоснован на раскрытии им тайн смерти (13).

13 = 9 + 4.

Посвящение (9) своими степенями подавляет всякий другой авторитет (4) земного характера, чуть мы начинаем принимать в соображение бренность и смертность (13) всего земного.

13 = 5 + 8.

Пентаграмма (5), доминируя временные законы (8) и требуя для себя большего простора действий, вынуждена переменить план (13). Если хотите, религия (5), поставленная впереди гражданственности (8), заставляет предполагать, что подумывали о смерти (13).

13 = 8 + 5.

Закономерность (8), понятая в широком смысле, подавляет пентаграмму (5), отнимая (13) у нее точку опоры.

13 = 6 + 7.

Проблема добра и зла (6), вынуждающая на победу (7) тонкого над плотным, не носит ли в себе задатка сознания необходимости запасаться нетленными благами для будущей жизни (13)?

13 = 7 + 6.

Готовый победитель (7), все же ставящий вопрос о добре и зле (6), не потому ли его ставит, чтобы оттенить аналогию тонкого с астральной жизнью, а плотного - с физической? Т.е. не помнит ли он просто о смерти?

Предлагаю вам в качестве упражнения провести арифмологический анализ аркана не только в области второго заголовка его, как мы это только что сделали, но и в областях остальных двух заголовков, или, по крайней мере, одного третьего, для чего требуется лишь некоторое знание физики и химии.

Я лично считаю еще долгом отметить, что многие стремятся видеть в арифмологических разложениях XIII-го аркана лишь некоторое перечисление родов смерти, подлежащих различной кармической оценке. Я предлагаю на ваш суд заголовки этих разложений, предоставляя вам самим решить, насколько полон или неполон перечень. Заголовки эти тонизированы значениями второго слагаемого в разложениях.

13 = 1 + 12;  добровольная жертва жизнью идее.
13 = 2 + 11;  насильственная смерть.
13 = 3 + 10;  естественная смерть.
13 = 4 + 9;  смерть адепта от разрыва пуповинной нити при экстериоризации.
13 = 5 + 8;  смерть в силу требований закона (напр. смертная казнь).
13 = 6 + 7;  смерть в борьбе, доставляющей победу идее.
13 = 7 + 6;  гибель в неравной борьбе.
13 = 8 + 5;  смерть как выражение пентаграмматической воли человека, т.е. самоубийство.
13 = 9 + 4;  преждевременная смерть от неподходящих условий жизни.
13 = 10 + 3;  смерть в родах.
13 = 11 + 2;  смерть от сознания трагичности двойственного положения.
13 = 12 + 1;  переход адепта в другой план, как следствие законченности его задачи на земле. (Учитель идет поддерживать эгрегор в астральном плане). Французы бы сказали - "il se laisse mourir".

Этим перечнем я закончу изложение XIII-го аркана.

© 2014-2017 Сергей Воробьев

0.18