«Ритуал Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун) — Аркан XII

«Великие Арканы Таро» (Шмаков)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Догма Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Курс Энциклопедии оккультизма» (Г. О. М.)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
«Ритуал Высшей Магии» (Элифас Леви, пер. И. Харун)
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII
Изображения Аркана из различных колод
I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII XIII XIV XV XVI XVII XVIII XIX XX XXI XXII

Глава 12
ВЕЛИКОЕ ДЕЛО

Быть всегда богатым, всегда молодым, и никогда не умереть – таковой во все времена была мечта алхимиков.

Превращать в золото свинец, ртуть и все другие металлы, обладать универсальным лекарством и эликсиром жизни – таковую предстоит решить задачу, чтобы исполнить это желание и воплотить эту мечту.

Как и все магические тайны, секреты великого дела имеют тройное значение: религиозное, философское и природное.

Философское золото в религии – это абсолютный и верховный разум; в философии – это истина; в видимой природе – это солнце; в подземном и минеральном мире – это самое чистое и самое совершенное золото.

Вот почему поиск великого дела называют поиском Абсолюта, и само это дело называют солнечным делом.

Все учителя науки признают, что невозможно достигнуть материальных результатов, пока мы не найдём все аналоги универсального лекарства и философского камня в двух высших степенях [порядках, т.е. религиозном и философском].

Только тогда, – говорят они, – работа проста, легка и не затратна; иначе, она поглотит всё состояние и не принесёт плода.

Универсальное лекарство для души – это верховный разум и абсолютная правда; для ума – это математическая и практическая истина; для тела – квинтэссенция, которая является сочетанием золота и света.

Первоматерия великого дела в высшем мире – это ревность и деятельность; в промежуточном мире – ведение и искусность; в нижнем мире – работа; а в науке – это сера, ртуть и соль, которые по очереди возгоняясь и осаждаясь составляют Азотъ мудрецов.

Сера соответствует стихийной форме огня, ртуть – воздуха и воды, соль – земли.

Все учителя алхимии, которые писали о великом деле, употребляли символические и образные выражения, и они были вынуждены так поступать, не столько для того, чтобы отпугнуть несведущих от опасной для них работы, как для того, чтобы быть понятными адептам, открывая им весь мир аналогий, которым управляет единственный и суверенный догмат Гермеса.

Так, для них, золото и серебро – это царь и царица, или луна и солнце; сера – парящий орёл; ртуть – крылатый и бородатый андрогин, восседающий на кубе и увенчанный пламенем; материя или соль – крылатый дракон; металлы в расплавленном состоянии – львы различного цвета; наконец, всё дело в целом имеет символом пеликана и феникса.

Таким образом, герметическое искусство является одновременно и религией, и философией, и естествознанием. Как религия – это искусство древних магов и посвящённых всех веков; как философия – её основополагающие принципы можно найти в Александрийской школе и в теоремах Пифагора; как наука – нужно обратиться к процедурам Парацельса, Николая Фламеля и Раймонда Луллия.

Наука является истинной только для тех, кто понимает и принимает философию и религию, и её процедуры могут иметь успех лишь в руках адепта, который достиг независимой воли и сделался, таким образом, царём стихийного мира; ибо великое действующее начало солнечной работы – это та сила, что описана в символе Гермеса в «Изумрудной скрижали»; это – универсальная магическая сила; это – огненный духовный движитель; это – од, согласно Евреям, и астральный свет, согласно выражению, которое мы приняли в этой книге.

В нём – скрытый, живой и философский огонь, о котором все герметические философы говорят с самыми таинственными предосторожностями; в нём – универсальное семя, секрет которого они хранили, представляя его только в виде эмблемы кадуцея Гермеса.

Итак, вот великий герметический аркан, и мы его здесь раскрываем впервые ясно и без мистических фигур: то, что адепты называли мёртвыми материями – это тела, как они находятся в природе; живые материи – это субстанции, усвоенные и намагнетизированные знанием и волей оператора.

Таким образом, великое дело – это нечто большее, чем просто химическая реакция. Это настоящее творение человеческого слова, посвящённого в силу Слова самого Бога.

Этот еврейский текст, который мы приводим как доказательство достоверности и реальности нашего открытия, принадлежит раввину Аврааму Еврею, учителю Николая Фламеля, и находиться в его оккультных комментариях на Сефер-Йециру, священную книгу Каббалы. Этот комментарий крайне редок; но симпатические силы нашей цепи позволили нам отыскать один экземпляр, который хранился с 1643 года в библиотеке протестантской церкви в Руане. На первой странице этого экземпляра, читаем: Ex dono; затем нечитаемое имя: Dei mani. 1

Создание золота в великом деле осуществляется претворением [трансмутацией] и умножением.

Раймонд Луллий говорит, что для того, чтобы сделать золото, нужны золото и ртуть; чтобы сделать серебро, нужны серебро и ртуть. Затем он добавляет: «Под ртутью я понимаю тот дух минерала, который является столь тонким и чистым, что золотит само семя золота и серебрит семя серебра». Несомненно, он говорит здесь об од’е, или астральном свете.

Соль и сера служат в деле только при подготовке ртути, и именно в ртуть должно быть усвоено и как бы инкорпорировано магнетическое действующее начало. Парацельс, Раймонд Луллий и Николай Фламель, кажется, только они полностью понимали эту тайну. Василий Валентин и Тревизан указывают на неё несовершенно, что допускает разнотолки. Но самые удивительные вещи, которые мы нашли по этому предмету, указаны мистическими образами и магическими легендами в книге Генриха Кунрата «Amphitheatrum Sapientae Aeternae».

Кунрат приводит и резюмирует наиболее учёные гностические школы, и родниться в своём символизме с мистицизмом Синезия. Он говорит о христианстве притчами и знаками; но легко узнать, что его Христос – это Абраксас, блистающая пентаграмма, сияющая на астрономическом кресте, воплощение в человечестве царя-солнца, воспетого императором Юлианом; это светлое и живое проявление того Руах-Элоима [духа божия], согласно Моисею, покрывающего и обрабатывающего поверхность вод при рождении мира; это – человек-солнце, это – царь света, это – верховный маг, победитель и хозяин змея, и он находит в четверичной легенде евангелистов аллегорический ключ великого дела. В одном из пантаклей своей магической книги, он представляет философский камень, воздвигнутый в центре крепости, обнесённой оградой с двадцатью дверями без выходов. Один единственный вход в святилище великого дела. Над камнем находится треугольник, расположенный на крылатом драконе, а на камне выгравировано имя Христа, которое понимается как символический образ всей природы. «Только им одним, – добавляет он, – вы можете овладеть универсальным лекарством для людей, животных, растений и минералов». Крылатый дракон, над которым довлеет треугольник, представляет Христа Кунрата, т. е. высшее ведение света и жизни – вот секрет пентаграммы, вот наивысшая догматическая и практическая тайна традиционной магии. Отсюда, до великого и никогда не передаваемого аркана всего лишь один шаг.

Каббалистические цифры Авраама Иудея, которые наделили Фламеля жаждой знаний, являются не чем иным, как двадцатью двумя Ключами Тарот, скопированными и повторяемыми, между прочим, в двенадцати Ключах Василия Валентина. Там солнце и луна появляются под фигурами императора и императрицы; Меркурий – это фокусник [умелец]; великий Иерофант – это адепт или извлекатель квинтэссенции; смерть, правосудие, любовь, дракон или дьявол, отшельник или хромой старец, и, наконец, все остальные символы могут быть там найдены со своими основными атрибутами почти в том же порядке. Иначе и быть не может, поскольку Таро является первичной книгой и ключом ко всему своду оккультных наук, он должен быть как герметичным, так и каббалистическим, магическим и теософическим. Мы также находим в соединении его двенадцатого и его двадцать второго ключа, наложенных друг на друга, иероглифическое раскрытие нашего решения тайн великого дела.

Двенадцатый ключ представляет собой человека, подвешенного за одну ногу на виселице, составленной из трёх деревьев или брусьев, образующих фигуру еврейской буквы ת; руки человека с его головой образуют треугольник, а его вся иероглифическая форма является формой перевёрнутого треугольника, воздвигнутого на крест – алхимический символ, который известен всем адептам и который представляет выполнение великого дела. Двадцать второй ключ, имеющий число 21, потому что дурак, который предшествует ему в каббалистическом порядке, не имеет номера, представляет молодую божественность, легко прикрытую и бегущую в цветущем венке, поддерживаемом четырьмя монетами четырьмя животными каббалы. В итальянском Таро эта богиня держит в каждой руке по посоху, а в безансонском Таро, она соединяет в одной руке два посоха, а другую руку ставит на своё бедро – в равной степени замечательные символы магнетического действия, или противоположные в своей поляризации, или совпадающие посредством противоположности и передачи.

Великое дело Гермеса является, таким образом, магической операцией по сути, и самой высшей из всех, ибо она предполагает абсолют в науке и воле. Есть свет в золоте, золото в свете и свет во всём. Сведущая воля, которая усваивает свет, направляет, тем самым, операции субстанциальных форм и использует химию только как второстепенный инструмент. Влияние человеческой воли и ведения на операции природы, частично зависящее от её работы, является, с другой стороны, фактом настолько реальным, что все серьёзные алхимики преуспели пропорционально своим познаниям и своей вере, воплотив свою мысль в явлениях плавления, окисления и восстановления металлов. Агриппа, человек большой учёности и таланта, но чистый философ и скептик, не мог перейти за пределы анализа и синтеза металлов. Этейлла, спутанный, тёмный, фантазирующий, но настойчивый каббалист, воспроизвёл в алхимии странности своего неправильно толкуемого и искажённого таро; металлы в его тиглях приняли необычайные формы, возбудившие любопытство всего Парижа, но не принесли оператору больше прибыли, чем плата, которую он взимал со своих посетителей. Один тёмный суфлёр нашего времени, который умер в безумии, бедный Луи Камбриель, и в самом деле исцелял своих соседей, и воскресил, если верить всей его округе, одного кузнеца из среды своих друзей. Для него металличное дело принимало наиболее невообразимые и нелогичные на вид формы. Однажды в своём тигле он созерцал фигуру Самого Господа, раскалённую как солнце, прозрачное как кристалл, и имевшую тело, составленное из треугольных скоплений, которые Кабриэль наивно сравнил с кучей маленьких груш.

Один каббалист из среды наших друзей, учёный, но принадлежащий к посвящению, которое мы считаем ложным, недавно совершил химические операции великого дела; в результате он повредил себе зрение раскалённым атанором и получил новый металл, который походит на золото, но не является таковым, и, следовательно, не имеет никакой ценности. Раймонд Луллий, Николай Фламель и, вполне вероятно, Генрих Кунрат делали настоящее золото и не унесли свой секрет с собой, поскольку они его заключили в своих символах и указали источники, из которых они черпали чтобы его открыть и осуществить. Этот самый секрет мы сейчас и публикуем.

Примечания

1. Перевод и комментарии к этому тексту см. в «Ключе к Великим Тайнам» (Часть 3, Кн. 1. Гл. 3). – прим. И.Х.

Внимание!
На сайте ведутся работы. В связи с этим возможно странное :)
© 2014-2015 Сергей Воробьев

0.16